НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 15.10.2019

    15 октября

    В России введут единую платёжку за коммунальные услуги.

     

    Восстановлено электроснабжение, прерванное из-за аварии в Ставрополе.

     

    Глава Тувы предлагает выделять землю и овец вышедшим на свободу заключённым, у которых есть дети.

     

    В Приморье не обнаружено следов взрывчатых веществ на месте обрушения в жилом доме.

     

    Школу в Сыктывкаре оштрафовали на 100 тыс. рублей за отстранение от занятий опоздавшего ученика.

     

    Группа «Ленинград» дала свой последний прощальный концерт.

  • 14.10.2019

    14 октября

    В России завершается переход на цифровое телевидение.

     

    В Люберцах подросток умер во время игры в футбол.

     

    Минпромторг предложил перерабатывать просроченные продукты.

     

    Серийный насильник из Томска оказался экс-силовиком.

     

    Спортивный комплекс с лыжероллерной трассой открылся в Туле, получив название «Веденино».

     

    Бык забодал жителя деревни Истопки (Тверская область).

Анекдот

Все анекдоты

- Натаха, половина наших подруг ходят с животами. Может, пора и нам?.. - Доставай свинину размораживаться. А я пока за эклерами сгоняю...

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Новые темы форума

Ирина Сергиенко: «Это был не суд, а шоу»

Комментариев: 0
Просмотров: 35533

Беседовала Инна АКИМОВА.

01.11.2012 00:00

Ирина Сергиенко: «Это был не суд, а шоу»

Три недели назад она «взорвала» железногорское сообщество, публично «отстегав» доселе неприкосновенную правоохранительную систему. По сути, она объявила войну полицейскому беспределу. Потому что на собственной шкуре испытала, что это такое. Дело ее отца на тот момент было только передано в суд. И оставалась маленькая надежда, что не все потеряно в этом несправедливом мире. В минувший понедельник железногоркий суд вынес свой вердикт в отношении пенсионера Сергиенко. Его дочь, известный журналист Ирина СЕРГИЕНКО, готова прокомментировать то, что ей удалось увидеть своими глазами.

 

- Ира, а что произошло? Вместо обещанного одного заседания суд длился три дня…

- Не знаю. Сложное и интересное дело, видно, попалось. Приведу один пример. Я совершенно случайно узнала, что мой папа не единственный, кто попал под 318 статью (применение насилия в отношении представителя власти). Оказывается, в конце августа на улице Свердлова в районе 27-го дома наряд ППС задержал нетрезвого мужчину, как написано на сайте УВД, работника градообразующего предприятия. Там же сообщается, что он «попытался скрыться» (видимо так же, как мой папа), в результате чего к нему была применена физическая сила. И когда его запихивали в патрульную машину, он, улучив момент, долбанул полицейского ногой по башке. Напомню, это было в конце августа! И та же пресс-служба УВД сообщила, что этот человек уже осужден. За два месяца управились! С моим папой инцидент произошел 2-го июня, и его, онкологического больного, мурыжили почти полгода, пока шло следствие. Мало того, его еще промурыжили на суде. И сделала судья Морозова Галина Валентиновна «душевный» подарок моим родителям на годовщину свадьбы. Именно в день приговора - 29 октября - мои родители отметили 41 год совместной жизни. Моего отца признали виновным, что он ударил головой полицейского, и присудили штраф в размере 90 тысяч рублей. Как он будет его выплачивать, имея пенсию 12 тысяч рублей, я не знаю.

 

- Уф! Хорошо, что к расстрелу не приговорили.

- Я тоже так подумала. Причем, помощник прокурора Козаченко просил присудить 110 тысяч. Мне вообще не понравилось то, как он вел себя на процессе. Своими вопросами он пытался «откорректировать» путанные показания полицейских Акшонова, Шалдаева и Чапанова. Реанимировал им память, потому что с этим у наших полицейских дела обстоят плохо, частичная амнезия, как мне показалось. Они несли такой бред! Мало того, они сидели в зале суда и друг над другом похихикивали, прикрывшись ладошкой. Им смешно было от собственных показаний!

 

- А чего им грустить, на страже их интересов стоит вся правоохранительная система.

- Вот именно, система! У нас в городе они даже территориально объединены в одном здании: суд, прокуратура, следственный комитет. Объективностью там и не пахло, и изначально по настроению судьи это было видно. Никому не интересны были наши свидетели. Мы пригласили профессора медакадемии Владимира Ивановича Чикуна. Это завкафедрой судебной медицины. И каждый юрист, адвокат, судья, прокурор знает этого человека в лицо, потому что уважение к нему огромное со стороны юридического сообщества.

Профессор Чикун приехал на суд в Железногорск в девять утра и уехал в шесть вечера. Все это время он просидел в коридоре суда по воле госпожи Морозовой. В результате, он не смог присутствовать на трех краевых судах, где его помощи ждали такие же, как и мы. И он мне сказал такую интересную фразу: «Вы знаете, Ирина Геннадьевна, я в вашем городе поставил рекорд». То есть так долго своего выступления Владимир Иванович Чикун, человек, имеющий высшую квалификацию судебного медэксперта в Красноярском крае, не ждал нигде.

 

- Вы его с какой целью привезли?

- Потому что нас не устроило заключение железногорского судмедэксперта Соловьева. Который посчитал, что во время задержания моему отцу полицейские не причинили никакого вреда здоровью, несмотря на то, что узкие специалисты медсанчасти написали обратное.

Поскольку Николай Николаевич Соловьев еще очень молод и только начинает свою практику (как выяснилось, он всего лишь год назад получил сертификат на производство судебно-медицинской экспертизы), то я инициировала проведение экспертизы высшим квалификационным составом экспертов города Красноярска. Это профессорский состав Красноярской медицинской академии, кафедры судебной медицины. Они коллегиально смотрели снимок, который, по их словам, «очень хорошего качества, и по нему все видно», диагнозы узких специалистов, сопоставили все это с записью видеорегистратора и вынесли решение, что моему отцу причинен вред здоровью средней тяжести именно вследствие действий сотрудников полиции. И на основании этого заключения теперь можно добиваться того, чтобы на Акшонова и Шалдаева было возбуждено уголовное дело. А господин Соловьев, по мнению профессора Чикуна, проявил, мягко говоря, непрофессионализм.

 

- Но сейчас-то суд был по другому поводу. Ему надо было квалифицировать травму Акшонова - где и как он ее получил.

- Для этого нужно письменное согласие от самого Акшонова или заявление от его адвоката. Как ты понимаешь, они этого делать не будут, не в их интересах. У них есть экспертиза Соловьева, которая их полностью устраивает. Кстати, появление Чикуна внесло большую сумятицу в процесс, потому что этого свидетеля мы умышленно не заявляли до последнего. И когда Козаченко увидел Чикуна в коридоре, то сразу сказал, что «нам его не надо слушать, потому что нам достаточно профессиональной оценки эксперта Соловьева». Профессор Чикун был очень удивлен.

 

- Во втором рапорте Шалдаева, насколько я помню, где появился абзац, что пенсионер Сергиенко нанес удар полицейскому Акшонову, было написано, что Шалдаев видел, как у Акшонова пошла кровь из губы.

- Вот именно! Притом, что судмедэксперт Соловьев - светила железногорской медицины, как выяснилось - в своем заключении написал, что «такая локализация травмы недоступна визуальному наблюдению». И наш свидетель Мержеевский утверждает, что никаких повреждений на лице Акшонова не было, тем более крови! И когда наш адвокат задал этот вопрос Шалдаеву, тот знаешь, что ответил? «Я перепутал, это потом уже когда приехали в УВД, я видел, как он сплюнул кровью».

 

- Что он там видел? Они в УВД приехали уже ночью. Или он сплюнул при освещении, прямо в здании УВД на пол?

- Вот видишь, у тебя почему-то возникают сомнения, а у судьи Морозовой - ет. У полицейских постоянно противоречили показания. И когда наш адвокат ловил их на вранье, они тут же начинали выкручиваться и суд им верил. У суда даже возникла потребность привести в божеский вид показания Шалдаева, чтобы они не разнились с записью с видеорегистратора. Для этого видео продемонстрировали в суде. И в процессе этого показа Шалдаеву, как школьнику, показывали пальчиком и говорили: «Посмотрите, это было ведь вот так?» И он отвечал: «Да, да, именно так и было». То есть господину Шалдаеву «подправили память». Забыл он, пинал его Сергиенко или нет. Но в рапорте написал, что пинал. Только на видео этого почему-то не было. А вот если бы мой папа ошибся, его бы привлекли, наверно, за ложный донос.

 

- У тебя в целом какое впечатление от суда осталось?

- На мой взгляд, это было шоу. Оно было четко выстроено по конкретному сценарию. Небольшую сумятицу внесло выступление эксперта. Судья Морозова даже объявила перерыв до его выступления и после. Может, побежала советоваться. Там, кстати, на втором этаже сидит следственный комитет.

Наш адвокат вообще сказал, что мне как журналисту будет интересно посидеть на суде и посмотреть, как ведутся такие процессы. И я посмотрела.

Когда выступали полицейские, их никто не перебивал, слушали чуть ли не с предыханием. Когда выступал мой отец, его постоянно перебивали, тот же Козаченко, который вел себя крайне некорректно. У судьи вообще было на лице какое-то пренебрежение. У меня сложилось ощущение, что этот процесс был заказной. Моего папу решили проучить. И по тому, как нагло вели себя в коридоре полицейские Акшонов и Шалдаев, я поняла, что они полностью уверены в своей безнаказанности.

Все твои материалы в «СГ» по нашему делу Шалдаев назвал «записками сумасшедшего», а заодно сообщил, что «начальник его похвалил за хорошо проделанную работу - задержание пьяного водителя Сергиенко».

 

- Ты выступала на суде свидетелем?

- Да. При этом мне заявили, что мои показания не могут быть использованы, потому что я, во-первых, заинтересованное лицо, во-вторых, не была прямым свидетелем происходивших тогда событий. А показания сотрудницы «Атомохраны» Зориной, которая работает на КПП-3, заявившей, что мой отец, якобы, ездит нетрезвый за рулем зимой, к делу имеют отношения. Мой папа зимой за руль вообще не садится - его допотопная «семерка» в холод не заводится! Да и что делать на даче зимой? Туда даже не проедешь. То есть Зорина, по логике Морозовой, является прямым свидетелем тех событий от 2-го июня. Зимних, судя по всему. И самое интересное, что в коридоре суда я имела счастье наблюдать, как Шалдаев и Зорина мило курлыкали, как старые добрые друзья. Было видно, что они знакомы давно. Теперь понятно, откуда взялся этот свидетель.

 

- Акшонов ни с кем не ворковал?

- Акшонова вообще привели родители. Видимо, переживают, что их сыночек при выполнении боевого задания получил такую тяжелейшую травму губы. А то, что их сын покалечил пенсионера, онкологически больного… Может, я ошибаюсь, и они пришли за папу моего поболеть - не знаю…

 

- Ваши дальнейшие действия?

- Мы будем обжаловать это решение суда в вышестоящих инстанциях. На краевом уровне, потом, если понадобится, на федеральном. Вплоть до Верховного суда. Я буду добиваться, чтобы были уволены два сотрудника полиции Акшонов и Шалдаев, следователь следственного отдела Шаманаев, потому что, мое четкое убеждение, что эти люди позорят честь правоохранительных органов.

И заключение краевых судмедэкспертов о том, что моему отцу причинен вред здоровью средней тяжести, дает нам право требовать повторного рассмотрения и возбуждения уголовного дела против сотрудников полиции.

 

- После того, как ты в газете бросила клич: «Все на борьбу с ментовским беспределом!», нам тут оборвали все телефоны в редакции.

- Мне тоже. Звонят даже из других городов: Дивногорска, Минусинска, Красноярска, потому что краевая «СГ» тоже публиковала все наши материалы. На меня начали выходить люди, которые тоже столкнулись с правовым беспределом. В прошлом номере мы выпустили материал про мальчика, которого сотрудники полиции прессовали всю ночь в ментовке, не пригласив даже законного представителя, поскольку мальчик был несовершеннолетний. После выходы газеты его мама звонила и благодарила, потому что когда на местном телевидении вышли «прекрасные» сюжеты про ее сына, на нее стали смотреть, как на мать какого-то урки. А там очень интеллигентная семья, я была у них и видела, как они живут. Парень просто попал в ситуацию, оказавшись не в то время не в том месте. Но наша прокуратура уже вынесла решение. Угадай, какое?

 

- В действиях сотрудников полиции нарушение закона не усматривается.

- Точно! У меня такое ощущение, что у них лежит куча заготовок, клише, они только «шапку» меняют - фамилии людей, а остальное все, как под копирку. Они и к мальчику применили силу и наручники под предлогом, что он «попытался скрыться». Попробуй потом докажи обратное. Это как с моим отцом.

 

- Так даже в кино показывают, когда они при задержании говорят: «Пристрелю и скажу, что при попытке к бегству».

- Да! Как Козаченко задал моему папе на суде шедевральный вопрос: «Геннадий Васильевич, если вы говорите, что так себя прилежно вели и не хотели скрыться с места происшествия, то зачем тогда Акшонов на вас навалился?» Папа был просто обескуражен. Вот откуда ему знать, что там творится в голове у Акшонова?

А эксперт профессор Чикун вообще, когда мы показывали ему запись видеорегистратора, увидев, как Акшонов прыгнул в машину и навалился на моего отца, стал внимательно присматриваться и спросил: «Я не понял, что он там делает на нем? Я эти движения расцениваю, как попытку изнасилования». Это ответ господину Козаченко.

 

- У вас была надежда на оправдательный приговор?

- Конечно, оправдательного приговора мы не ждали. Мой папа в последнем слове вообще сказал: «Мне платить нечем, у меня таких денег нет. Если вы считаете, что я виновен, давайте мне реальный срок лишения свободы».

Кстати, тому мужику, которого задержали пьяным на Свердлова, дали 45 тысяч рублей штраф. Ровно в два раза меньше, чем моему отцу. А знаешь, почему? Во-первых, у Геннадия Сергиенко дочь журналист (Козаченко так и вопил на суде: «У Сергиенко покровители в газете! Тут, понимаешь, публикации выходят!»), а во-вторых, мужик, которого осудили, признал свою вину. И моего папу во время следствия неоднократно склоняли к тому, чтобы он во всем сознался, апеллируя, что он получит меньше сумму штрафа. Но он не согласился брать на себя то, чего не делал.

Мне эксперты поведали, что кто-то из красноярских судей, побывавший на заседании пленума Верховного суда еще во времена президентства Дмитрия Медведева, рассказал, что там озвучивалась цифра: 2,8% оправдательных приговоров в нашей стране. Это они хотят подчеркнуть, как прекрасно у нас работают следственные органы, в суд передаются качественно подготовленные дела, неизбежность наказания срабатывает практически на сто процентов. На что глава государства, который тут же присутствовал, сказал: «А при Иосифе Виссарионовиче было всего 2,5%».

Ясно вам, какие высокие цели и задачи стоят у наших судей? Знаешь, какой плакат висит над рабочим столом и.о. начальника следственного отдела Ковалевской? «Нужно жить так, чтобы депрессия была у других». Вот так они и живут.

 

- Реформируют-реформируют судебную и правоохранительную систему - а толку никакого.

- Причем судебная реформа прошла совсем недавно. Все похлопали в ладоши: «Как классно стало жить!» Но жить классно стали только судьи, которым повысили зарплату. А коррумпированность и подкупность их от этого никуда не делась. И предвзятость в рассмотрении определенной категории дел. И в этом я убедилась абсолютно четко. И все эти судебные программы на центральных каналах, типа «Суд идет» или «Заседание присяжных», которые пыль нам в глаза пускают о том, что в суде у нас «состязательность», «непредвзятость», «объективность» и так далее - заказные. В этих смешных передачах они тешат свое тщеславие. Показывают то, как должно быть в идеале.

В реальности же скажу следующее: не дай бог кому-нибудь попасть под эти жернова. Теперь только я понимаю подлинный смысл русской поговорки: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся». В тюрьму может попасть абсолютно невиновный человек.





Новости

В регионе В России В мире
  • Смерть на дороге

    Смерть на дороге

    15.10.2019

    На объездной дороге Минусинска погиб мэр Абакана Николай БУЛАКИН – его Ford Explorer съехал с дороги и врезался в дерево.

  • В десятку!

    В десятку!

    15.10.2019

    Достаточно неожиданная новость: Красноярск включили в десятку самых перспективных городов в России.

  • Денежки счёт любят!

    15.10.2019

    УСК «Сибиряк» отсудил у краевого правительства 136 млн рублей за строительство спорткомплекса «Радуга» – работы не вошли в сметы, но были необходимы для сдачи объекта.

  • Ушельцы-пришельцы

    15.10.2019

    Красноярским природоохранным прокурором стал старший советник юстиции Александр ЛОСЕВ.

  • Однако

    15.10.2019

    После того как девочка в частном детсаду (на ул. Калинина, 18) во время игры сломала ногу, в дошкольное учреждение нагрянула проверка.

Подписаться на новости

АРХИВ

Партнеры

www.2-999-999.ru

ГОЛОСОВАНИЕ

НОВЫЙ ФОНТАН В АЧИНСКЕ

На правах рекламы