НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 21.10.2020

    21 октября

    Информационный спонсор: телеграм-канал «Здравый Смысл».
    Ещё больше информации на https://teleg.run/zmysl

     

     

    Правительство Красноярского края объявило конкурс на разработку проектно-сметной документации для подготовительного периода строительства первой линии метрополитена в Красноярске. Начальная цена контракта – 137 млн руб. (Интерфакс).

     

    И тут же депутат Красноярского горсовета Сендерский сообщает: «Началось обсуждение проекта бюджета. Неумолимо приближается дата 400-летия Красноярска, но в бюджете города, как оказалось, планов по строительству метро НЕТ! Ни в 21-м, ни в 22-м, ни в 23-м году...

     

    Чиновники в «своём проекте» бюджета закладывают привычные 77 млн руб., которые тратятся на «консервацию» текущих сооружений. А что дальше? Когда помчимся под землёй? На мой вопрос никто внятно ответить не смог. В 2019 году власти планировали открыть сообщение по первым веткам к 2023 году. Но, видимо, не судьба.

     

    Ежегодно город тратит 77 млн руб. на консервацию (впустую). Это очень большие деньги, на которые можно, к примеру, закупить 10 новых экологичных маршрутных автобусов. А может забросить эту затею вообще?»

     

    Театр абсурда. Край и город тратят деньги на то, что НИКОГДА не будет реализовано. ЗС уже многажды об этом писал.

     

     

    Анонсирован переход Роснано и «Сколково» под юрисдикцию в ВЭБ РФ (СМИ). Чубайс останется без работы? Не верим!

     

     

    МВД России категорически против предложений Минфина о сокращении штатной численности министерства, передачи части функций гражданским ведомствам и объединения МВД, ФСИН, ФССП и Государственной фельдъегерской службы (ГФС).

     

     

    Поправка о запрете членам правительства РФ иметь имущество за рубежом опять отклонена (Свежести). Ну, кто бы сомневался…

     

     

    Китай планирует к 2025 году построить многоразовый космоплан Tengyun.

     

     

    Коронавирусная инфекция может стать природно-очаговой, распространившись среди домашних и сельскохозяйственных животных, сообщил директор центра им. Н.Ф. Гамалеи г-н Гинцбург.

     

    «Так как вирус, как мы видим, «липнет» к различным клеткам и тканям, то он, безусловно, укоренится в домашних и сельскохозяйственных животных и прочих живых объектах, которые не входят в понятие «человеческая популяция». Тогда эта инфекция станет эндемичной, природно-очаговой. И вот это наводит на не очень радостные мысли, потому что в борьбе с природно-очаговыми инфекциями человечество ещё никогда не побеждало», - молвил администратор (Свежести).

     

    Да будет вам притворятся, человек хороший. Коронавирус – доходный бизнес. Придумаете ещё одну псевдо-вакцину против SARS-CoV-2, но не для людей, а для коровок, свинок, псов и кошек. И нынешняя денежная река превратится в океан. Извините за прозорливость.

     

     

    Аэрофлот отменяет плату за внесение изменений в авиабилеты. Если пассажир опоздал на самолёт, он может бесплатно обменять билет, но не позднее 30 минут после отправки рейса. Правило действует на всех внутренних направлениях.

     

     

    Час патриота. Капитализация всего российского фондового рынка составляет сейчас примерно $575 млрд, в то время, как только одна Apple, как известно, стоит в три с лишним раза больше. Но вообще впереди России не только Apple, но и ещё семь компаний, в том числе одна из Саудовской Аравии и две китайские.

     

    Низкий уровень капитализации фондового рынка России, помимо прочего, – это ещё и показатель ограниченных возможностей по привлечению дополнительного капитала в развитие российских компаний. И сколько ни пеняй на геополитику, основная причина низкой стоимости российских акций – в той финансовой политике, которая уже долгое время проводится ЦБ. С одной стороны, зажимающей возможности компаний по финансированию бизнеса, а с другой – внутренний спрос: Центральный банк прямо способствует занижению стоимости российских активов. В итоге получается, что в стране нет ни доступных заёмных ресурсов, ни возможностей для акционерного финансирования на адекватных условиях.

     

    В то время, когда китайский рынок бьёт рекорды по капитализации, размер российского рынка остается более чем в два раза меньше, чем в 2007 году. Ну или уже в 17 (!) с лишним раз меньше китайского.

     

     

    Вчера Дмитрий Медведев вновь призвал россиян перейти на сокращенную рабочую неделю и чаще отдыхать. Сегодня утром его самолет улетел в турецкий Даламан. Мужик сказал - мужик сделал! (Другой Ролдугин).

     

     

    Умер протоиерей Димитрий Смирнов. Весной он переболел коронавирусом. Смирнов известен своими скандальными высказываниями, в частности, о женщинах, браке и абортах. Например, процедуры ЭКО он называл экспериментами «фашистов».

     

     

    Путин присвоил звание Героя Труда Никите Михалкову и поздравил режиссёра с 75-летием. Михалков по видеосвязи с президентом признался в своей искренней преданности главе государства.

     

     

    СМИ сообщили о гибели в Ростове-на-Дону 13 пациентов из-за нехватки кислорода на ИВЛ. Власти города всё отрицают, а глава местного Минздрава на фоне уже третьего скандала в региональных больницах ушла в отпуск.

     

     

    В оренбургском селе на ул. Чапаева установили памятник «победителю Чапаева» Тимофею Сладкову. В администрации Красновского сельсовета сообщили, что появление монумента стало своего рода «возвращением на круги своя» (Подъём).

  • 20.10.2020

    20 октября

    Информационный спонсор: телеграм-канал «Здравый Смысл».
    Ещё больше информации на https://teleg.run/zmysl

     

     

    «Единая Россия» Красноярского края взяла вектор на избавление от токсичных личностей. В связи с возбуждением уголовного дела членство экс-мэра Норильска Ахметчина в партии приостановлено, в настоящее время готовится решение об исключении его из ЕР. Исключение из партии ждёт и других партийцев, которые запятнали свою репутацию. И это не намёк, это объективная реальность». Похоже, красноярское ЕдРо объявило о самороспуске. Незапятнанных не осталось.  

     

     

    Красноярск планирует в рамках нацпроекта закупить 24 новых троллейбуса с автономных ходом. Мэрия радостно сообщает: «В следующем году планируем пустить новые троллейбусы по Коммунальному мосту и соединить электрическим транспортом правый и левый берег, чтобы можно было уже практиковать тарифную сетку с пересадками с троллейбуса на трамвай, и наоборот. Заявку Красноярска одобрили в рамках национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», и теперь мы сможем на выгодных условиях приобрести 24 троллейбуса с автономным ходом, которые не потребуют строительства контактной сети на мосту». А что мэрия собирается делать с допотопными трамваями и трамвайными линиями? Ну это же стыд и позор. И убытки, к тому же…

     

     

    Чиновники называют иск США к Google историческим и сравнивают его с «делом AT&T», после которого могущественную телефонную монополию разделили на девять частей. Возможные последствия для Google — миллиардные штрафы или принудительное разделение.

     

    В Вологодской области при крушении вертолёта погиб Олег Васильев, гендиректор АО «Дед Мороз» — вотчины Деда Мороза в Великом Устюге (Подъём). Конец сказки...

     

     

    Суд в Беларуси признал Telegram-канал Nexta и его логотип экстремистскими материалами. Власти намерены карать за подписку и репосты с ресурса, несмотря на ребрендинг канала.

     

     

    В Лобне подросток подорвался на снаряде времен ВОВ, который сам и принес в детско-юношеский центр и попробовал разобрать.

     

     

    Глава ЦИК Памфилова раскритиковала идею устроить избиркомы в отделениях «Почты России» (СМИ). Элла Александровна, что с вами случилось? Не узнаём… Или считаете, что всё-таки на пеньках голосовать привычнее?

     

     

    Власти Москвы решили собирать данные о перемещениях жителей с помощью Wi-Fi и Bluetooth-спотов. Глава СПЧ посоветовал мэрии поставить на остановках студентов, которые за небольшую плату сделают ту же работу, что и комплексы за 155 млн руб.

Анекдот

Все анекдоты

ff7451

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Новые темы форума

К Дню рождения города: как это было

Комментариев: 0
Просмотров: 16965

Наталья АЛТУНИНА, зав. научно-исследовательским отделом МВЦ.

28.07.2016 00:00

К Дню рождения города: как это было

В этом году в Железногорске его будут отмечать 30 июля ­ так скомандовал календарь, обозначив этой датой последнюю субботу месяца. Но по сути, праздничным был весь предыдущий год, проходивший в рамках 65­летия города. И наступающая шестьдесят шестая годовщина тоже интересна и радостна: если пристально и пристрастно вглядываться в историю, каждый день окажется чем­то славен.

Что за датой?

Даже беглое перелистывание «Вестников МВЦ» ­ уникального проекта по сбору, систематизации и изданию исторических сведений о нашем славном граде, насчитывающем уже более двух с половиной сотен выпусков ­ предоставляет кучу фактов.

1950 год, июль. Создана дирекция строящегося комбината «Восточная контора Главпромстроя СССР». Ведётся проходка штолен от Енисея и шахтных стволов с верхней части горы.

1951 год, июль. Уже построены первые здания города: Октябрьская, 13, Комсомольская, 10, Пушкина, 23 и 25.Вводится в эксплуатацию ЛЭП­110 кВ от Красноярска до города. Создаётся монтажное управление п/я 9/26 (МСУ­73). Впереди организация предприятие п/я 9/44 ­ Горного управления «Главтоннельстроя» (СМУ­102).

1952 год, июль. Проводится первая спартакиада Восточной конторы. Формируется отряд ведомственной военизированной охраны. Впереди день рождения Красноярского отделения «Ленгипростроя».

Это лишь малые крохи из того, что сегодня известно о прошлом Железногорска. Постоянно пополняемая летопись формируется документами, воспоминаниями участников событий и очевидцами различных этапов становления предприятий и организаций города. Каждое ­ бесценно. За каждым ­ имена, человеческие судьбы, самоотверженный подвиг тех, кто воздвигал в приенисейской тайге посёлок при будущем комбинате, возводил социалистический чудо­город Красноярск­26, создавал наше Сегодня. И потому пусть звучат в этом рассказе запечатлённые во Времени и Эпохе голоса наших земляков.

В начале пути

Из воспоминаний Анатолия ФРОЛОВА: «Состав уже не первые сутки, настойчиво, как бы торопясь, без больших остановок, всё дальше уходил от равнин Поволжья. Остался позади Урал, проехали Омск, Новосибирск. 1 мая 1950 года мы встречали в пути.

И вот мы на месте. Нас, комсомольцев и молодёжь центра России ­ Ульяновской, Куйбышевской, Саратовской и Пензенской областей, прибывших в краевой центр, разместили в одной из новостроящихся школ. Но это был не конечный пункт, главное было впереди. Пока же мы ежедневно шли на работу: на причал и на одну из железнодорожных станций, где день и ночь разгружали вагоны и перегружали грузы на баржи. Прибывали стройматериалы и оборудование.

В район строительства мы добрались только в августе. Но часть ребят уже рубили здесь лес, строили дорогу.

На новом месте оказалось куда сложнее, чем в обжитом городе. Всё было походное: палатки, столовые, а баню, пока было тепло, заменяла речка, что протекала недалеко. И обязательной принадлежностью была противомоскитная сетка…».

Из рассказа Юрия ИВАНОВА: «Первый отряд военных строителей из нашего города прибыл на место строительства на барже. Нам, четверым парням, было поручено на автомашине ЗИС­5 и гусеничном тракторе доставить на площадку кухню и некоторые продукты (крупа, мука, овощи).

Дороги почти не было. Автомашина, вырвавшись вперёд, то и дело буксовала. Догонявший трактор каждый раз её вытаскивал. Мы добирались до места 30 часов.

Разместились в брезентовых палатках с двухъярусными нарами, посередине в каждой палатке стояли две чугунные печи, т.к. с 15 сентября уже холодно. Благодаря самоотверженному труду комсомольцев и молодёжи, за короткий срок были сделаны причалы для приёма и разгрузки барж, проложено 6 км гравийной дороги, построены первые склады, землянка­баня, начато строительство бараков ­ этих постоянных в те времена спутников первых строителей.

В части погодных условий не везло. Зима была на редкость суровой ­ минус 40­45 градусов. Но ни на один день не прекращались работы, машины работали круглосуточно. На каждой было по три, четыре водителя, и экипаж должен был быть дружным, сплочённым, одинаково отвечающим за доверенную технику».

Из разговора с Иваном КИРЕЕВЫМ:

-Как Вы попали в Сибирь?

-Я жил в Подмосковье, в городе Киржач. В 1943 году окончил восемь классов и меня взяли сразу на II курс московского дорожно­механического техникума МВД. После него направили на секретную стройку в Нарву. Затем были объекты «Главпромстроя» МВД на Кавказе. Потом в Москве, в Главке подполковник Голиков, что был в кадрах, меня начал уговаривать, что­де начинается новое строительство и нужны специалисты. Спросил: «Ты комсомолец?». «Комсомолец». «Тогда и разговоров нет ­ ты ОБЯЗАН. Езжай, и всё!»

В командировочном направлении стояло: «Красноярск, хозяйство Погосова». В краевом управлении МВД разъяснили: «Переедешь Енисей, сядешь на «Мотаню», на конечной от «Чайной» пешком пойдёшь на север, на пустыре напротив забора найдёшь майора Сорокина». Это было в апреле 1950 года.

-Что Вам поручили, какое дело?

-Назначили техником по учёту и техготовности автохозяйства. Из 39 числящихся автомобилей, ранее обслуживавших изыскательскую партию, в работе фактически было лишь три. Остальные полуразбиты или разбиты полностью. Через год автомашин стало уже 800!

Я отвечал за приём новых машин, оформлял документы на них и получал номера в Красноярске, привозил сюда килограммы жестянок с цифрами под мышкой. Когда на причале Бумстроя в землянках, где раньше жили заключённые, принимавшие с судов грузы для «девятки», разместили школу по обучению солдат вождению автомобилей, стал одним из преподавателей. Потом возникли трудности с доставанием запчастей ­ пришлось взяться за снабжение. Ездил по краю, Сибири, а то и в Москву приходилось ездить. Жил же в деревне Белорусской, оттуда добирался до места работы на «коломбине». Выходных в месяце редко набиралось больше двух, и никакие отгулы не засчитывались.

-Верно ли, что Вам приходилось и у машины зимой в тайге ночевать, и в грязи буксовать часами, и грузовик из промоин вытаскивать?

-Разное, конечно, случалось. Однажды мы с Дмитрием Катыгой ездили в Ачинск, ночью на дороге взяли вбок и застряли в кювете в снегу. Так всю ночь и сидели. Прогреем мотор, погреемся. Замёрзнем, опять погреемся. Утром сучков посрубили, подбросили и выехали.

Помню, как­то с Толей Чаплыгиным в низине около Чернореченска застряли. Ещё за Есаулово низина была, где все застревали, и я тоже. Дороги­то были заболочены….

-Так это о Вас, Иване Кирееве, поэт Наталья Швецкая написала в поэме «Комсорги пятидесятых», рассказав, как «комсорг Ванюша» вёз зимой хлеб на стройку, у машины заглох мотор, но Вы её не бросили, охраняли груз до прибытия помощи?

-Наталья Петровна здесь с 1949 года. Была у нас диспетчером. Всё у неё было на виду, всех она знала. Потом она участвовала в создании Музея комсомольской славы Красноярска­26 и музея истории города. Написала много стихов о первых строителях, добровольцах 1956­57 годов. А эта поэма… Считаю, что она обо всех нас, что из пятидесятых годов. Мы трудились по совести и по долгу».

О житье­бытье

Как же жили энтузиасты первого десятилетия? Что их волновало, что заботило? Каким образом был организован отдых, общение? Что осталось в памяти о героическом времени? Вновь читаем музейные документы.

«В условиях полной секретности наша группа липецкого медучилища из 20 выпускников прибыла в 1952 году в п/я 9, ­ описывает Лидия ШАХУРИНА. ­ Селили прибывших на Майке, в сангородке на 9­ом, в САНО, в амбулатории на Прижиме, ближе к месту основного строи­
тельства ГХК, которое вели военнослужащие и ЗК. Из коммунальных благ было только электричество, да и то ограниченно.

У меня была мечта ­ сфотографироваться и послать фото отцу, но единственная фотография в то время была на пропуске, всё остальное запрещалось.

В свои неполные 18 лет я плакала у зам. САНО Германа Васильевича Юферева и просилась домой к маме, а тот успокаивал, говоря, что «…всё будет хорошо ­ и замуж выйдете, и детей рожать будете!»

Наша амбулатория №2 находилась на «Горе» над ГХК в сторону ИХЗ: от развилки на «Пасеке» дорога влево шла на «Прижим», дорога, уходящая вправо ­ на «Гору». В основном, там располагались лагеря. Подъёмы, спуски, кругом тайга, иногда с дороги слетали глухари, которые паслись на дорожной гравийной посыпке. Когда приезжали из амбулатории на «Пасеку», перепад высот сказывался заложенностью в ушах…».

Анатолий КАРАПУЗИКОВ: «Я приехал сюда в августе 1952 года и сразу стал искать волейбольные площадки. Нас поселили на девятом квартале, на берегу Енисея, в общежитии. Я поехал в Соцгород и увидел волейбольную площадку на месте будущего пересечения улиц Школьной и Октябрьской. Там такая заруба была! Игрокам лет по 30, а мы ­ пацаны, нам по 19 лет и нас не подпускали. Потом мы переехали в общежитие на Свердлова, где был «сгусток» молодёжи. Весной 1953 года собрались все и бросили призыв: «Ребята, давайте построим спортивный городок!»

Нарисовали схему, пришли на место (там, где потом встал Дом техники «Сибхимстроя». Среди нас были геодезисты ­ они сделали разбивку, «привязали» всё. В общежитии жили многие начальники ­ бетонзавода, автобазы, завода металлоконструкций и т.д. Всех озадачили! Объявили воскресники. Назначили ответственных за площадки и занялись строительством. Никого не спрашивали: делали благое дело. Нам никто не препятствовал: привезли нам ПГС, бетон, металл. Лето было, дни длинные, работали с энтузиазмом до позднего вечера. До сотни человек трудились ­ никого не принуждали. И на месте пустыря появился спортгородок: 3 волейбольных, 3 городошных площадки, беговая закольцованная дорожка, место для прыжков в длину и в высоту, баскетбольная площадка».

Юлий ЧЕКМАРЁВ: «Работали много, иногда по 10­12 часов. Так надо было. Складывались хорошие традиции: почти все участвовали в художественной самодеятельности, создали коллективную библиотеку из личных книг, и по возможности её пополняли. Участвовали в спортивных соревнованиях. Выпускали свою еженедельную газету «Проектировщик». Столовых, бань, кинотеатров не было. Всё ещё проектировалось или строилось. Часто отсутствовали вода, электроэнергия, да и вообще многого ещё не хватало!

Вспоминается случай, когда Пётр Иванович Фетисов, начальник объединённой проектно­изыскательской конторы, в официальном письме к начальнику строительства Михаилу Михайловичу Царевскому обращался с убедительной просьбой выдать бригаде 10 электрических лампочек мощностью 100­150 Вт и 5 одеял».

Станислав ПОДОБЕД: «Я, молодой лейтенант, только окончивший училище пожарной охраны, прибыл в наш город и получил назначение на должность инспектора пожарной охраны в Горном управлении. В мои обязанности входило строго следить за выполнением правил пожарной безопасности в горных выработках. Однажды произошёл обвал горной породы в выработке. В шахту шли один за другим эшелоны с металлом, цементом, другими материалами и техникой. Было строгое предписание: в шахту подавать только один эшелон. А тут я увидел, что под разгрузкой стоят два! У первого попавшегося спросил: «Кто здесь начальник?»

Он мне показал на человека, который стоял поодаль в окружении людей и что­то им говорил. Все они были для меня на одно лицо: в кирзовых или резиновых сапогах, в робе, на головах шахтёрские каски.

Я подошёл к указанному человеку и строго спросил: «Вы здесь главный?» «Я, сынок, ­ ответил он с лёгким грузинским акцентом. ­ А что случилось?». «Пойдёмте в контору, я составлю на вас акт за грубое нарушение пожарной безопасности и оштрафую вас».

Видя моё решительное лицо, он, как я думал, покорно сказал: «Ну, что ж, пойдёмте…». В конторке я со строгим видом заполнял акт: «Ваша фамилия?» ­ «Эсакия». «Имя, отчество?» ­ «Николай Михайлович». «Ваша зарплата?» ­ «Одиннадцать тысяч рублей». «Бросьте шутки! Вот оштрафую рублей на двести…» ­ «Сынок, я не шучу. Я начальник Горного управления, генерал­майор инженерных войск. Это я распорядился ставить в шахту два эшелона. Обстоятельства потребовали. Вы правильно поступили. Выношу вам свою благодарность и попрошу ваше руководство отметить вашу службу. Давайте акт, я подпишу».

Светлана ХВОРЫХ: «Больше всего запомнились из тех лет… песни. Мы пели всегда и всюду, по любому поводу. Отбивая бетонные шишки на потолках, когда каменная пыль летела в глаза, рот и уши… ­ представьте!!! Мы в этот момент пели! Пели под стук кувалд…

У ребят, наскучавшихся без девичьих голосов, мастерки и кисти частенько бездействовали. Руководство это беспокоило. Вот тогда, наверное, и возник наш совместный хор. Зрители встречали его всегда рукоплесканиями, а за исполнение присуждали первые места на городском фестивале. Иногда песни для хора сочинял сам Олег Ратгаузский. Одну из них помню до сих пор:

«Во славу родного народа

Построим мы город большой.

Воздвигнем дома и заводы

Во славу земли трудовой».

Пели мы эту песню с наибольшим подъёмом, потому что пели о себе».

Слово об Отце

Идут годы. Летят десятилетия. Всё дальше и дальше во Времени лица первых строителей ­ изыскателей, проходчиков, водителей, медиков, проектировщиков, будущих пап и мам, бабушек и дедушек, и даже пра­пра… Их потомки живут в сегодняшнем Железногорске. И для них пятидесятые годы прошлого века ­ в лицах родных, хрупких бумажных фотографиях, семейных легендах. Одна из них прозвучала из уст любимого многими местного писателя Виктора БОЛГОВА.

«Девятка», «Соцгород», «запретка» ­ это из прошлого. И где­то там, в том времени, среди них, ПЕРВЫХ, мой отец Болгов Евгений Степанович.

Родом из крестьянской семьи, он работал шахтёром­крепельщиком, служил во внутренних войсках НКВД на границе с Маньчжурией, а в 1941 ушёл добровольцем на Великую Отечественную. Участвовал в обороне Москвы, с боями дошёл до Кёнигсберга. Затем бывший фронтовик, уже слесарь красноярского завода им. Ворошилова, был направлен на секретный объект в тайге. Ему доверили должность экспедитора в отделе снабжения строящегося комбината. Как­то поступили вагоны с оборудованием в ящиках. Бригада, выделенная для разгрузки, была из заключённых. Они демонстративно сели курить и к разгрузке не приступали, как отец ни уговаривал. Аих главный нагло заявил: «Сам разгружай ­ а мы посмотрим, как ты это умеешь делать, может, и подсобим». Отцу пришлось взяться за дело самому, ведь за простой вагонов по головке не погладят. Разгружал примерно с час. Тяжеленные ящики с болтами и прочим металлом на плечах по сходне носил. Доски сходни дрожат, ноги тоже ­ но таскать надо, ведь время было суровое, сталинское. Когда он из сил стал выбиваться, ЗК начали помогать, пояснив, что увидели, что он ­ мужик работящий, не из чинуш.

Позже отец в составе ВВО охранял городскую зону, дослужился до начальника небольшого караула. Имел почётные грамоты за добросовестный труд. А году в 57­ом был награждён патефоном с десятью пластинками! Я тогда очень пристрастился заводную ручку патефона крутить, слушать хор Пятницкого, песни Леонида Утёсова, вальс «Амурские волны». Меня даже отгоняли: «Хватит, иголки уже все затупил!».

С пуском комбината отец стал работать непосредственно в «шахте» ­ так по­простонародному называли ГХК. До самой пенсии был на ГМЗ. Как­то даже попал в аварию, когда на стене одного из коридоров прорвало трубу с «особой водой». Её устранили, но отца угораздило наступить случайно в малоприметную остаточную лужицу, и это ему потом аукнулось.

Впрочем, о работе он говорил очень редко. Учил меня играть в шахматы. Брал с собой на озеро рыбачить. Вместе с дядей и отцом мы ходили охотиться на гусей. Отец умел плотничать, сам делал табуретки, лавки, полки, стол, домик в саду и старался передать своё умение мне, старшему. А ещё у нас в семье были меньшие дети ­ братишки Коля и Толик, сестрёнка Валя, наша мама Надежда Романовна. Но главным всё же был Отец. Я помню его крепким, жилистым, любящим погорланить в застолье песню «Врагу не сдается наш гордый «Варяг», поговорить о политике. Он никогда не бахвалился тем, что его труд вложен в комбинат и город. Он просто любил Красноярск­26 и был уверен, что его полюбим и мы, его дети. Так и случилось».

Что тут добавить? С благодарностью поклониться им, Первым. И быть достойными памяти обыкновенных необыкновенных людей из Прошлого ­ мечтателей, оптимистов, созидателей и патриотов Отчизны.





Новости

В регионе В России В мире
Подписаться на новости

АРХИВ

Партнеры

www.2-999-999.ru

ГОЛОСОВАНИЕ

НОВЫЙ ФОНТАН В АЧИНСКЕ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии