НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 17.09.2019

    17 сентября

    В России с 1 октября вводятся новые правила ухода в отпуск.

     

    Власти Крыма предложили дать региону двойное название Крым-Таврида.

     

    В Ленобласти арестован преступник, 20 лет находившийся в розыске.

     

    Уволилась чиновница, оскорбившая пострадавших от наводнения жителей Тулуна.

     

    Канал незаконной миграции иностранцев пресекли на Сахалине.

     

    Туриста из Латвии смыло волной с пирса под Калининградом.

  • 16.09.2019

    16 сентября

    Минтруд намерен провести эксперимент по четырёхдневной рабочей неделе.

     

    Городской депутат на Камчатке стал фигурантом дела о рейдерском захвате молокозавода.

     

    Военные провели дезинфекцию районов в Еврейской автономной области, пострадавших от наводнения.

     

    Осуждённый за убийство 10-месячной дочки найдён мертвым в курганской колонии.

     

    Учёные сообщили об уменьшении количества горбатых китов у берегов Чукотки.

     

    Сотрудника Росгвардии на Сахалине зарезали из-за замечания о курении.

Анекдот

Все анекдоты

- Натаха, половина наших подруг ходят с животами. Может, пора и нам?.. - Доставай свинину размораживаться. А я пока за эклерами сгоняю...

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Новые темы форума

Александр Базай: «Нужно срочно создавать комиссию по спасению города»

Комментариев: 0
Просмотров: 5839

Беседовала Инна АКИМОВА.

22.03.2018 00:00

Александр Базай: «Нужно срочно создавать комиссию по спасению города»

Он – самый харизматичный и яркий директор муниципального предприятия в истории Железногорска. Самая противоречивая и скандальная фигура местного бомонда. Он всё и всегда делал с размахом и не оглядывался на общественное мнение. Он – вечный оппозиционер и самый «крепкий хозяйственник» ЗАТО. Его боготворил собственный коллектив и ненавидели и боялись мэры. Ему ни за что не дашь его 72 года. Такое ощущение, что он «заморозился» лет 20 назад. Из него, как и прежде, бьёт ключом энергия и фонтанируют идеи и предложения. Мы в гостях у бывшего директора МП «Энергоуправление» Александра БАЗАЯ.

 

Политика медведя-шатуна

– Александр Дмитриевич, никогда не поверю, что вы полностью выпали из жизни, сидя на пенсии, и не контролируете ситуацию в городе и на своём предприятии…

– Конечно, не выпал. Отслеживаю и городские события, и на предприятие забегаю иногда. Всё я вижу, что происходит. Вижу, что город перестал участвовать в хороших федеральных программах. «Ветхое жильё» – снос старых домов – мимо нас. Программа реконструкции дорог, на которую выделили 11 триллионов рублей, тоже внедряется где-то, но не в Железногорске. Я не вижу, чтобы делалось что-то нужное, полезное для города. Такое ощущение, что городским хозяйством никто не занимается, оно просто сыпется у нас на глазах. Отдали электрические сети, сейчас запустили эту краевую фирму КрасЭКо в Гортеплоэнерго, значит, намереваются отдать и тепловые сети.

– То есть, вас не устроили результаты работы предыдущей команды Медведев-Пешков?

– А кого они устроили? У этой команды политика была медведя-шатуна – разрушителя. Я считаю, что спрашивать нужно, в первую очередь, с Медведева – он принимал все эти разрушительные решения. Он ставленник края, бизнес-элиты края и полит-элиты края. Я слышал, что Пешков пытался сопротивляться, но у него полномочий меньше, да и он привык подчиняться – он же выходец с комбината, там никто и никогда свою волю не проявляет, учитывая специфику предприятия. Мне показалось, что они совсем слабо работали с Росатомом и Роскосмосом. Такое ощущение, что они не патриоты, не заинтересованы в развитии города. Благодаря Медведеву потеряли Горэлектросеть, сейчас Гортеплоэнерго отдали, шёл разговор о ГТС…

– ГТС Ростелекому чуть не отдали. И ГЖКУ не сегодня-завтра под КрасЭКо уйдёт.

– Я смотрю на качество наших дорог и плачу. Буквально на второй год рассыпаются. А что мы хотим – ремонтирует их красноярская фирма – гастарбайтеры. Машины гробим на таких дорогах. А что творится с городским транспортом – люди не могут утром уехать на работу, в морозы стояли по сорок минут на остановках, я видел в новостях. А такие драконовские тарифы на тепло, которые мы получили при этой власти – это, я считаю, покушение на убийство. Убийство в городе всего живого.

– Зато таланты Медведева оценили в Роскосмосе, забрали его туда.

– И слава Богу! Сейчас сложилась хорошая ситуация для города. То, что главой стал Куксин – это значит, что к власти в городе окончательно пришёл комбинат. И это хорошо. Ведь в 50-60 годах город был при комбинате…

– Не забывайте, раньше Минатом был – государственная структура, а сейчас Росатом, которая ведёт себя, как бизнес-структура, делает всё исходя из экономической целесообразности. У них, как у того же КрасЭКо, всё направлено на зарабатывание денег. Сейчас под комбинатом быть чревато, он от Росатома зависит.

– Не думаю, что у них стоит цель – угробить город. Им нужно, чтобы город жил и обслуживал предприятия. Для этого должна быть хорошая инфраструктура. Работникам основных градообразующих предприятий должно комфортно здесь жить. Поэтому нужно объединиться и направить усилия в пользу города. Как у нас было при социализме: при горкоме партии была комиссия, куда входили строители, монтажники, прокурор, судья, профсоюз, партийные работники – собирались еженедельно и решали вопросы. И всё было чудесно. Помню, мы начали третий микрорайон осваивать, НПО ПМ вложили деньги в сети, строительство дорог – они обеспечили строительство нового микрорайона. Вот это я понимаю, работала команда. Они решали все городские проблемы. И проще было работать с краевой властью. А сейчас один Куксин не решит ничего, он и в крае веса не имеет. У него сил не хватит. И он, не забывайте, работник Горно-химического комбината, воспитанный на инструкциях, на строжайшем соблюдении каких-то определённых правил, инициатива там недопустима, хотите вы того или нет, это откладывается на личности.

– Это уже диагноз.

– Да. И для него одобрение вышестоящего – это всё. Ему будет трудно перестроиться. А вот если лично Гаврилов займётся интересами города и привлечёт сюда Тестоедова – можно будет многое сделать. Они могли бы лоббировать интересы города в Росатоме и Роскосмосе. Посмотрите, какие деньги крутятся на ИСС! Сколько они понастроили новых объектов – такой сложности и таких денег! Они далеко не бедная организация. Никто не позволит уничтожить город, где два важных оборонных предприятия. Поэтому сейчас самое время вести переговоры в Москве и добиваться для города каких-то преференции. Но это нужно захотеть сделать.

– Ничего они не захотят. Команда та же осталась.

– Конечно, Куксину надо изменить команду. Полностью! Они медведевские, они по-другому не будут работать. Они могут видеть только свою выгоду. И они не перестроятся. Я вижу выход из сложившейся ситуации в городе только в прямом подключении Гаврилова и Тестоедова к делам. Сейчас главное – остановить передачу Гортеплоэнерго под КрасЭКо. Эта зима показала, что эта организация не обеспечит нас теплом в -40 градусов. Значительную часть тепла мы получаем от нашей котельной СТС, которую КрасЭКо предлагает убрать, уничтожить, а без неё нам не выжить. Пятнадцать километров до ЖТЭЦ, трубы на поверхности, зимой не дай Бог какой-нибудь бульдозер, пьяный тракторист (я уж про диверсии не говорю) нечаянно что-то сдвинет, городу и нашим градообразующим – конец. Мы все в одной лодке. Если Гаврилов захочет, а Росатом поможет – можно все наши стратегически важные муниципальные предприятия, которые забрало КрасЭКо (Горэлектросеть, Гортеплоэнерго), вернуть обратно.

Горсеть и Гортеплоэнерго

– Их уже посадить надо было за то, что они Горэлектросеть угробили.

– Я это расцениваю как предательство. Они предали город. Это было успешное предприятие. В своё время оно отделилось от нас (в 90-х годах), этому поспособствовал бывший мэр Воротников и его команда. Приезжал его представитель и людей подзудил, что от Энергоуправления надо отделиться, и они лучше будут жить. А мы перед этим два или три года все деньги (предназначенные на капремонты, амортизационные отчисления) – а это очень приличные суммы – направляли на электросети. Надо было реконструировать все подстанции, сделать так, чтобы каждый дом имел 2­3 источника электроснабжения. Ведь вы знаете, что в городе практически электроэнергию не отключали никогда, переключали мгновенно. Вот мы тогда все подстанции реконструировали, деньги потратили со всего предприятия на электрические сети, а они взяли и отделились в Горэлектросеть.

– И директором Горэлектросети стал Геннадий Баховцев. И вы расстались уж точно не приятелями.

– Не сказать, что мы стали врагами, но холодок в отношениях появился. Баховцев ведь электромонтёром был у меня на очистных сооружениях – толковый инженер, докапывался до самой сути, но он всегда боялся принять решение.

– Я помню, как тяжело ему было быть мэром. И сейчас такая же проблема будет у Куксина.

– Поэтому я и говорю: Гаврилов должен подключиться. Иначе мы пропадём.

– Не переживайте, и так городом будет управлять Гаврилов – кто даст Куксину руль в руки.

– Управлять надо не так, как он сейчас это делает – подковёрно, а открыто и легитимно, объединившись с ИСС и создав городскую комиссию. Публичность должна быть в том числе. Раньше в эту комиссию входила пресса – Юрий Казачинский в числе этой группы был всегда. Нужно вернуться к этой практике. Другого выхода я не вижу. Нужно привлечь мощные силы для того, чтобы город не угробили. Во-первых, втайне ничего не сделаешь… ну, Куксин и не сделает, это второй Баховцев, вы правильно это заметили. Они оба не умеют принимать решения – тот в силу своего характера, этот – в силу своего положения, в котором он всю жизнь был.

– Неправда, Баховцев принимал решения. Но долго. С оперативностью были проблемы.

– Он пока не вникнет, даже не с головой – со всей кожей, не примет решение. Потому что не доверял никому – подозревал во всём всех и каждого.

– Зато при нём все муниципальные предприятия тикали как часы, и ни одно не сдали под край! Хотя поползновения забрать были уже тогда. Вот вы говорите, наведываетесь иногда в своё бывшее предприятие Гортеплоэнерго, вы же видите, что там теперь происходит…

– Я не понимаю, как можно было его довести до такого состояния, до таких долгов, что пришлось отдать. Ну если, как вы писали в газете, РЭК занижала тариф на холодную воду и водоотведение, то почему наша администрация соглашалась с таким тарифом? Что, не знали, чем это закончится? Если край не вернул 350 миллионов выпадающих доходов за 2012 год, то почему не судились с краем? Потому что Медведев не хотел портить отношения с ними. Ждал, что ему там предложат место. Теперь он в шоколаде, трудоустроился в Роскосмос, а предприятие, а соответственно, и мы с вами, в полном дерьме. Сейчас в Гортеплоэнерго пришли мальчики и девочки из КрасЭКо – толковые, которых интересуют только финансы. Экономят на всём – на средствах индивидуальной защиты, на чистящих-моющих, перчатках – на самых необходимых материалах. Довели людей до восстания. Эту администрацию из КрасЭКо не волнует ни безопасность, ни надёжность, ни техническое перевооружение. Их волнует только прибыль. И к людям относиться, как к быдлу, нельзя! Когда мы делаем человеку что-то хорошее, он лучше относится к работе, больше делает. И если, наоборот, его обижаешь, то получается, «как вы платите, так я и работаю, как вы ко мне относитесь, так и я к вам». Помню, во времена Энергоуправления при раскопке трубы во время порыва, если обнаруживали гнилой участок, молча сами дальше разрывали, чтобы заменить – проявляли инициативу. Людям хотелось сделать лучше, пусть даже у них увеличивался объём работы. Сейчас этого нет. Гордости за коллектив, за предприятие – тоже нет. Я бываю в Гортеплоэнерго, разговариваю с людьми, вижу, что происходит. Ничего не меняется к лучшему. Становится только хуже. До примитивного – трещины на полу в управлении как были, так и остались, даже стали больше. Склады пустые. Мне как-то понадобился сварщик, пошёл в Гортеплоэнерго. Потому что у меня на каждом участке были не просто великолепные сварщики, а аргонщики – они могли варить и цветные металлы, и нержавейку. И выясняется, что сейчас даже простых сварщиков там нету. Как они работают – я не понимаю. Как вы, говорю, обходитесь? Даём, отвечают, заявку на сторону. Много хороших специалистов поубежали оттуда. Этот бардак, в конечном итоге, отразится и на городе. Если работник градообразующего предприятия приходит с работы домой, а там холодно (а зимой было такое), нет горячей воды, перебои с электричеством или унитаз не смывает – это отразится на их производительности труда. Если не случится худшее – они начнут уезжать в другие города.

– Что посоветуете коллективу Гортеплоэнерго? Как противостоять этому произволу КрасЭКо? Смогут они выстоять?

– Нет. Сегодня коллектив разобщён. Там нет единой направляющей силы. Хорошие кадры уволились – те, которые были воспитаны в духе патриотизма за своё предприятие. Сейчас ведь как: «не хочешь работать – уходи отсюда», «ты против меня – я тебя уволю». Понабрали кого попало, не совсем квалифицированных, но покорных. С ними работать будет почти невозможно. Это нужно воспитывать коллектив. Я свой коллектив воспитывал десяток лет. И зарплатами, и льготами, и уважением, и доской почёта, и так далее.

– Взращивали в них чувство собственного достоинства.

– Не только. И чувство ответственности. Когда человека благодарят, поощряют за то, что он что-то сделал для предприятия, он хочет сделать ещё больше. Сейчас нет рационализаторов, которых мы раньше взращивали и поощряли, в том числе и деньгами.

– То-то они с ностальгией вспоминают те времена – кто до сих пор работают.

– Да, они передают это как легенду уже. Сейчас там нет коллектива и нет в руководстве единения. И нет лидера. Лидер – это директор, в конечном счёте. Сейчас если кто попрёт против – быстро прищучат. А потом уволят.

Борьба с мэрами

– А давайте напомним, почему вы ушли из Энергоуправления?

– Первый раз меня уволил Воротников. Я был безработный несколько лет. Потом меня восстановил Катаргин и … тоже уволил, побоялся, видимо.

– Это уже превратилось в спортивное состязание – «уволь Базая». Что за склочный у вас характер…

– Все ж считали, что я хорошо живу, и хотели, чтобы я с ними делился. Воротникова поставили мэром мы – городские хозяйства объединились, пошли по основным предприятиям, набрали голосов за него, а он был главным энергетиком Сибхимстроя – никем и ничем. Но быстро оперился и начал прибирать всё к рукам. Хотя до этого вылавливал крыс водяных, шкурки выделывал, продавал. Кино с ним. С Катаргиным у нас были хорошие отношения – ещё когда он был бизнесменом, я ему помогал по мелочи. Потом мы оба пошли на мэрские выборы. Я не попал во второй тур, вышел Катаргин и Дектярёв, которого поддерживала Марина Комарова, так как он был из команды Воротникова. Катаргин предложил мне отдать ему свои голоса, призвать избирателей за него и, мол, «я тебя возьму начальником городского хозяйства». Я сказал, что согласен только первым замом. Так мы, в конце концов, договорились. У нас характеры разные, у каждого своё видение, поэтому на случай, если что-то не получится, Катаргин сказал: «пойдёшь обратно директором Энергоуправления». Марина Комарова под федеральную программу выбила тогда в Москве деньги, которые должны были пустить на городское хозяйство. А Катаргин переделал эту программу и переутвердил её в Москве на создание новых производств, как он их назвал. Конечно, он хотел иметь с новых производств приличные деньги. И предложил мне помочь в этом. Напрямую, не скрывая.

– Бизнесмен хренов.

– И когда эти 4 млрд стали распиливать, я встал поперёк. Он мне сказал: всё, дальше мы работать вместе не будем, ты уходишь. Я проработал в замах год и вернулся в Энергоуправление. А тут он позарился на мазут. Я закупал мазут через предприятие, а он захотел, чтобы через его фирмы. Я не согласился. У меня было дёшево и сердито. Более того, я расплачивался через 3-4 месяца, а то и через полгода после того, как мне мазут поставили. То есть я мог проверить его качество. А то, бывало, поставляли с большими примесями, а в условиях договора мы прописывали, что я мог и не заплатить за плохой мазут. Он решил меня убрать – и убрал. Я восстановился через суд. А он к тому времени поставил нового директора и тот подговорил весь коллектив написать заявление об уходе из Энергоуправления в новое предприятие – Гортеплоэнерго. А в Энергоуправлении оставили только светорекламу. Я прихожу на работу, а Энергоуправление – это 20 человек и светореклама. А все остальные ушли в Гортеплоэнерго. А сейчас я их пожалеть должен?

– По сути, предали своего начальника.

– Они предали себя. Я им сказал: я проживу и без вас. Посмотрим, как вы проживёте без меня. И вот теперь я смотрю.

– Вы что, до сих пор их не простили?

– Почему? – простил. Нельзя же злиться. Человек слаб по своей природе, я их не осуждаю за это. Я и тогда не сильно возмущался. Мы со светорекламой стали жить в десять раз лучше, чем Гортеплоэнерго. Я же стал правопреемником Энергоуправления, а там были приличные долги из различных служб, налоговой, в том числе (возврат НДС), и все эти деньги на 20 человек пошли. Я и зарплаты повысил, и выплаты чудесные сделал. Но туда снова добрался Катаргин. Расформировали это предприятие, закрыли его и меня перевели директором Энергоуправления без единого подчинённого в Горэлектросеть к Баховцеву на первый этаж. Мне выделили там кабинет и телефон. Мне Баховцев сказал: «Ты будешь ходить на работу в 8 до 17.00». Я говорю: «А что делать?» Он мне: «Сидеть».

– И после этого вы пошли опять на выборы – потому что ничего другого не оставалось. Оба с Геннадием Баховцевым вышли во второй тур. Он, если вы читали интервью, жалеет, что не взял вас замом по хозяйству. Вы бы пошли к нему?

– Скорее всего, нет. Как я мог работать с человеком, который уже дважды так со мной поступил?

– Вы, наверно, отслеживали недавний скандал по закупу мазута? Наверно, все мэры руки грели на мазуте?

– Все. Посреднические фирмы, которые поставляли мазут, – это несерьёзные конторы. Они не владельцы нефтеперерабатывающих предприятий. И они всегда напрямую договариваются с мэром, это было на моих глазах неоднократно, и рассчитываются наличкой. И гарантии качества – никакой. Есть, например, два комбината – Ангарский и Волжский, которые вырабатывали плохого качества мазут, его проверять нужно было постоянно ­ много серы, золы, зимой он оседал гудроном, его нужно было сильно греть паром, чтобы выкачать и закачать в топки. Он же жидкий должен быть. А этот – тяжёлый мазут, его только на дороги, на асфальт кидать можно. Мне такой мазут однажды поставили – потом мучились, грели его. Зато он дешевле процентов на тридцать. А с Ачинского комбината шёл хороший мазут, но дороже. Когда немного мазута плохого добавить в хороший – он пойдёт, но это нужно сделать в правильном соотношении. Этой зимой, слышал, на котельной СТС тоже возились с мазутом. Мало того, что эти друзья из КрасЭКо посокращали там рабочих, так ещё и с мазутом проблемы были. И у нас чуть-чуть не было катастрофы, прямо на грани было. Еле спасли город, грели паром мазут.

Мазутные реки

– Из всех директоров Гортеплоэнерго кто самый путный был, на ваш взгляд? Ну вас мы, само собой, в расчёт не берём.

– Коробейников. Передо мной. А после этого – никого.

– А Дектярёв?

– Он из-за этого Гортеплоэнерго и пил, и курил слишком много. Приходил из администрации, где его ломали, и исполнял молча всё, что ему скажет руководство. Это ему и сократило, наверно, жизнь. Он был директором при Катаргине. После меня был Смирнов, который распродал совхоз наш, все склады. Баранников, которого поставил Баховцев, вроде ничего плохого не сделал, я не слышал. Проскурнин меня сменил тоже…

– Катаргинский главный бухгалтер.

– Он был простым бухгалтером. Он у меня в Энергоуправлении компьютерными программами занимался. Катаргин взял и поставил простого бухгалтера директором такого технически сложного предприятия. А последний директор – Дранишников был главным инженером строящейся ЖТЭЦ. И ЖТЭЦ должна быть тепло-электрозамещающим источником для города. Что такое ТЭЦ? Теплоэлектроцентраль. С электроэнергией не сделано ничего абсолютно, с теплом – половину мощности, и то не те котлы, которые нужно, поставили. И Дранишников был в курсе всего, что должны были построить и как. И он теперь попал в Гортеплоэнерго – разгребать результат своего труда на ЖТЭЦ. Все думают, что это место хлебное. Это опасное место. Я хочу сказать, что мазут всегда был в руках городской власти, а в тюрьму, в случае чего, придётся садиться директору Гортеплоэнерго, который подписывал договора на поставку.

– Вы сейчас чувствуете в себе силы возглавить какое­нибудь предприятие в городе, пользу принести?

– В нашем государстве это не польза, это рабство. Силы есть, желания нет. Моя цель – прожить неприлично много. Я хочу доказать себе, что можно сделать нечто, что не под силу простому человеку. Чтобы пойти на какое-то предприятие городского хозяйства – должна быть обстановка нормальная, должно быть понимание между тобой и твоим работодателем. Вот с Власенко я работал изумительно красиво. Он меня «бил», но при этом мы делали большие дела. Баховцев в интервью у вас рассказывал про аварию на Андреева, в 70-х годах, я ещё молодой был директор. Там ошибка сварщика была. Мы нашли тот шов, исправили. После этого я пришёл к Власенко с пятилетним планом переоборудования тепловых сетей. Профинансировал это мероприятие городской бюджет через Управление капитального строительства. Закольцевали весь город. Горячую воду никогда летом ведь не отключали, мы так сделали, что на период испытания прямого провода, горячую воду подаём в обратную сторону, везде сделали перемычки. Переключали в течение нескольких минут. Все было автоматизировано. Так что, в те времена «били», но помогали. Следили, но в обиду не давали. Если сегодня сделать такое коллективное открытое управление (когда много народу – не скроешься, не своруешь много), тогда можно действительно объединить финансы, усилия. Найти грамотных менеджеров, на том же ИСС.

– 88% износа тепловых сетей Счётная палата нам прописала – это как понимать?

– Это цифры немного некорректные. Мы 20 лет назад постоянно меняли и обновляли магистральные сети. И я скажу, что они в неплохом состоянии, за исключением нескольких мест. Последний раз разрывали улицу Кирова – меняли, она новьё. По Ленина заменили при мне, а вокруг микрорайонов сети всего 20-25 лет, она нормальная. Но квартальные сети есть, которые могут полететь в любой момент, их никто не менял. Но это всего лишь группы домов, это не весь город.

– И КрасЭКо это вряд ли будет делать.

– У них ни сил, ни возможностей. Ни одного сварщика, и труб нет. У них ничего нет. Они на это деньги тратить не будут. До последнего выжмут, получат прибыль, а потом «оно пришло в город, оно ушло из города, своё взяло». И если градообразующие предприятия не включатся в проблемы городского хозяйства…

– Мы их утянем за собой.

– Конечно. Без градообразующих предприятий мы не выживем, ведь деньги из федерального бюджета идут только им. Вот сейчас пришло время решать: или мы объединяемся в борьбе с трудностями и проблемами, или все вместе идём на дно.





Новости

В регионе В России В мире
  • Прощай, режим ЧС!

    17.09.2019

    На прошлой неделе в регионе сняли режим ЧС, который ввели из-за пожаров ещё в начале июля.

  • И снова о метро

    И снова о метро

    17.09.2019

    Предложения от красноярцев, касающиеся станций будущей городской подземки, принимает «КрасноярскТИСИЗ».

  • Смерть в огне

    17.09.2019

    В ночь на 16 сентября огонь, бушевавший в пятиэтажке по ул. Гусарова, 23 (Ветлужанка), унёс восемь жизней, в том числе погибли четыре ребёнка.

  • Взрывы и деньги

    17.09.2019

    К началу недели почти две тысячи человек, эвакуированных во время взрывов на военном складе в Каменке (Ачинский район), получили матпомощь.

  • После Универсиады

    17.09.2019

    В арбитражный суд края поступило заявление краевого автотранспортного предприятия, которое предъявляет претензии дирекции Универсиады об оплате перегона машин по маршруту Красноярск – Казань и обратно.

Подписаться на новости

АРХИВ

Партнеры

www.2-999-999.ru

ГОЛОСОВАНИЕ

НОВЫЙ ФОНТАН В АЧИНСКЕ

На правах рекламы