НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 17.09.2019

    17 сентября

    В России с 1 октября вводятся новые правила ухода в отпуск.

     

    Власти Крыма предложили дать региону двойное название Крым-Таврида.

     

    В Ленобласти арестован преступник, 20 лет находившийся в розыске.

     

    Уволилась чиновница, оскорбившая пострадавших от наводнения жителей Тулуна.

     

    Канал незаконной миграции иностранцев пресекли на Сахалине.

     

    Туриста из Латвии смыло волной с пирса под Калининградом.

  • 16.09.2019

    16 сентября

    Минтруд намерен провести эксперимент по четырёхдневной рабочей неделе.

     

    Городской депутат на Камчатке стал фигурантом дела о рейдерском захвате молокозавода.

     

    Военные провели дезинфекцию районов в Еврейской автономной области, пострадавших от наводнения.

     

    Осуждённый за убийство 10-месячной дочки найдён мертвым в курганской колонии.

     

    Учёные сообщили об уменьшении количества горбатых китов у берегов Чукотки.

     

    Сотрудника Росгвардии на Сахалине зарезали из-за замечания о курении.

Анекдот

Все анекдоты

- Натаха, половина наших подруг ходят с животами. Может, пора и нам?.. - Доставай свинину размораживаться. А я пока за эклерами сгоняю...

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Новые темы форума

Галина Вершинина: «Кандидатов-усыновителей стало много, детей-отказников – мало»

Комментариев: 0
Просмотров: 6173

Беседовала Инна АКИМОВА.

05.04.2018 00:00

Галина Вершинина: «Кандидатов-усыновителей стало много, детей-отказников – мало»

В этом отделе работать непросто. Его специалисты изнашивают своё сердце гораздо быстрее, нежели работники других служб. Потому что они занимаются самым тонким и щепетильным вопросом – устройством детей, оставшихся без попечения взрослых. Иногда этих детей приходится изымать у непутёвых родителей, после этого глотать валерьянку и вести психологическую работу и со взрослыми, и с детьми. О том, чем жила последний год «опека», расскажет начальник Отдела по делам семьи и детства Галина ВЕРШИНИНА.

 

– Галина Исааковна, как прошёл прошлый год и, может быть, чем-то ознаменовался уже этот?

– Вообще, пошла интересная динамика: у нас всё меньше и меньше детей, которые уходят в учреждения. Мы ещё помним те времена, когда у нас в городе «государственников» – детей, находящихся на полном государственном обеспечении, было 115 человек. Это был детский дом, школа-интернат, школа N179. На сегодня количество государственных детей в городе сократилось до 37 – это детский дом. Из них солидная часть – это дети не из нашего города, а те, которых министерство образования отправило по путёвке к нам. Очень вырос интерес граждан к усыновлению, принятию детей под опеку. У нас на сегодня 15 кандидатов, желающих принять детей на воспитание в семью.

­ Такое когда-нибудь было?

­ Не было. Если только кратковременно. Но получали детей – и очередь опять стабилизировалась. А сейчас и идут, и идут, каждую неделю хоть по одному, но приходят – и мы отправляем и отправляем людей на специальную учёбу в Красноярск.

– Казалось бы, кризис, стало труднее жить…

– Такой менталитет у россиян. Ведь, посмотрите, как только становится сложнее жить – мы делаемся гуманнее. Мы начинаем ценить простые человеческие ценности. В первую очередь, детей.

– Потому что в кризис ты можешь потерять работу, деньги, даже здоровье, а ребёнок останется при тебе – это твой нерушимый «депозитный капитал».

– Да. Приходит, например, женщина. Так сложилось, что она в 50 с лишним лет осталась одна – нет детей, нет семьи. И говорит: «Я должна успеть кому-то отдать то, что я знаю, умею. И то, что имею. Кого-то согреть». Конечно, ей нужен ребёнок, которого она успеет поднять – не грудного и не детсадовского возраста, постарше. Для нас всегда важен мотив для принятия ребёнка в семью. «Мы хотим быть, как все – у всех есть, у меня нет»? Или есть другой мотив – «Я должен успеть реализоваться, как родитель». Мотив – «успеть отдать» – вызывает, конечно, большое уважение. Все идут в замещающие родители со своими представлениями о том, зачем они это делают. Если вы хотите «облагодетельствовать» в ожидании, что это будет оценено, то это неверный путь. Здесь сразу надо настраиваться на то, что «делай добро и бросай его в воду». На самом деле, полюбить ребёнка для многих – недоступное удовольствие. Принимая ребёнка в семью, готовьтесь любить его безусловно, не за что-то, а просто так. Чтобы не было никаких разочарований. Это всё равно, что человек, вступая в брак, выходит замуж (женится) за свои представления о партнёре и не готов принимать его таким, каков он есть. Мы с этим сталкиваемся даже в работе с опекунами. Бабушки сначала так настаивают: «Передайте ребёнка только мне, я никому свою кровиночку не отдам», а как только у «кровиночки» наступает подростковый возраст и когда нужен большой труд души для того, чтобы понять, что с ребёнком происходит, принять это, любить его, несмотря на это – они сдают свои позиции. Мы же сами все прошли этот возраст – когда 17-летний подросток вдруг чувствует себя умнее и мудрее родителей, проживших эту жизнь. А тем более, если разница между подопечным и опекуном – два поколения. Для ребёнка значимее те взрослые, которые хорошо разбираются в технике, умеют использовать соцсети, умеют пользоваться карточкой, а пожилой человек этого не умеет. Ребёнок чувствует себя грамотнее, умнее в каких-то моментах, и в итоге они частенько живут с опекуном в разных понятиях. У нас в прошлом и этом году высыпалось столько таких проблем! Сейчас под контролем шесть ситуаций, в которых мы работаем с опекунами на то, чтобы найти точки соприкосновения между ними и детьми.

– А что опекуны просят, чтобы вы сделали в таких случаях?

– Одни просто жалуются, что утрачивается взаимопонимание. Есть опекуны, которые приходят и говорят: «Ну куда-нибудь ребёнка пристраивайте – я не могу. Он (она) меня не слушается, говоришь быть дома в девять, приходит позже, у меня нет сил».

– А куда вы его должны деть?

– В крайнем случае, ребёнка можно поместить на время в учреждение (конечно, только с его согласия). Это детский дом, который находится здесь, в городе – чтобы далеко от опекуна не уезжать и сохранить детско-родительские отношения. Или социально-­реабилитационный центр (приют по-старому) в краевом центре, там сейчас очень хорошая кадровая укомплектованность: и психологи, и социальные педагоги. Это не маленькие детки, мы говорим о подростках, когда нужно на некоторое время разойтись, обратиться к специалистам, разобраться в отношениях, постараться выправить их. У нас в отделе, например, многие специалисты имеют педагогическое образование. Если есть возможность на уровне отдела разобраться – разбираемся, наши специалисты опытные, меньше пяти лет не работал никто, есть и 30 с лишним лет стаж, опыт огромный, в том числе и в решении таких конфликтных ситуаций. В первую очередь, стараемся понять проблему – в чём недопонимание, подсказать ребёнку, как выходить из этой ситуации, и подсказать взрослому опекуну, как себя вести. И, надо сказать, что чаще всего это получается. Поэтому помещение детей в учреждение – очень редкая ситуация.

– Насколько я знаю, все усыновители и опекуны проходят специальное обучение, с ними работают и медики, и психологи, и педагоги, там готовят к таким вот разным ситуациям, и за помощью потом туда всегда можно обратиться.

– Конечно! Пока это обучение проходят в Красноярске. Сейчас министерство образования прорабатывает вариант прохождения обучения здесь, в городе. То есть специалисты будут приезжать сюда, учить здесь кандидатов на месте и брать на себя обязательства по сопровождению этой семьи. До тех пор, пока не уйдут все проблемы с адаптацией, с вживанием ребёнка в эту семью. Нам такую форму обещали с апреля. У опекуна всегда будет возможность в случае затруднения не замалчивать проблему, а сразу просить помощи. У нас раньше в детском доме был такой классный центр по семейному устройству, и там специалисты работали на то, чтобы ребёнка оставить в семье. Сейчас установка государства, что дети должны воспитываться в семьях.

– Вы сказали, что сейчас большая очередь из усыновителей. Что это за категория людей?

– Вот открываю отчёт. У нас в 2017 году из 15 семей, желающих усыновить ребёнка (все местные, наши, городские) только 4 – не состоящие в браке женщины, у которых нет своих детей, все остальные – семьи.

– Каких возрастов детей они хотят?

­ В основном маленьких, и двух-­трёхлетних, и грудных. Они озвучивают предпочтения, а специалисты органа опеки смотрят: для такого ребёнка есть в этой семье условия? Если есть, то мы в заключении указываем предпочтения: пол, возраст.

– А я слышала, среди усыновителей стало много москвичей.

– Москвичи стоят в очереди не у нас. На сегодня существует такая федеральная база данных – «Аист». Это банк данных детей, оставшихся без попечения родителей и опекунов по всей России. Мы – одна из первых территорий Красноярского края, которая установила у себя этот банк данных, сейчас подтягиваются остальные – территорий шесть, наверно, осталось, которые не вошли. В этом году, видимо, войдут все, потому что министерство очень настаивает. И москвичи, и питерцы мониторят его. В основном, они звонят в Дома ребёнка, ближайший от нас – Сосновоборский – и как только там появляется ребёночек, даже если у него есть проблемы со здоровьем, его забирают. У нас на слуху ситуация недавнего прошлого, когда нашего ребёнка с серьёзным заболеванием (проблемой со зрением), захотели взять сразу две семьи медиков – москвичи и питерцы. Посмотрели диагноз и сказали: «Мы его будем лечить». То есть берут детей, невзирая ни на что.

– Моя знакомая стоит у вас в очереди на грудничка с прошлого лета – где дети?

– В роддомах не отказываются. И это хорошая тенденция. Родители стали ответственней. За прошлый год статистика такова: 27 детей выявлено, в возрасте до 7 лет – всего 12. Это дети, которые остались без попечения родителей. Либо родители в места лишения свободы отправились (на время и вернутся), то есть эти дети не подлежат усыновлению, только под опеку или в учреждение. Если девочке 14 лет, то ясно, что кроме родственников, никто не рискнёт её под опеку взять – это уже сложившаяся практически личность. Либо родители лишены родительских прав, либо ограничены в правах. Либо ограничены по состоянию здоровья (психические заболевания) – у нас в этом году трое таких.

– А свободных детей, готовых под усыновление, сколько было?

– На усыновление – трое. И был подросток (16 лет), привезла опекун к нам сюда, не справилась, отказалась. И в прошлом году было три «отказничка».

– Какой самый урожайный был год на «отказников»?

– То ли 2004, то ли 2005, когда были изменены условия абортов на больших сроках (преждевременные роды). Список показаний был сужен. Детей за год было 12. В нашем городе, конечно, не было тогда такого количества желающих принять ребёнка на воспитание в семью – мы этих детей устраивали, в том числе, и в край.

– Я слышала, москвичи ринулись в регионы, потому что у них там всех детей расхватали. Теперь в Москве и Московской области платят приличные деньги усыновителям, так же, как и опекунам. У нас такого нет. Усыновители же в Красноярском крае не получают ни копейки. Усыновил – всё, государство снимает с себя ответственность.

– Да, в каждом субъекте федерации свои законы в отношении детей, принятых на воспитание в семью. Вот в Иркутской области на каждого ребёнка, взятого под опеку, платят 16 126 рублей единовременно. Усыновителям единовременное пособие в размере 100 тысяч, а потом ежемесячное от 4 000 до 5 200. У нас, в Красноярском крае, единовременное пособие при усыновлении – 21 255 рублей; единовременное пособие при передаче ребёнка в семью (опекунам) – 13 087 рублей; единовременная выплата усыновителям (только если ребёнку 7 лет и старше) – 234 000 рублей; ежемесячные выплаты опекунам от 4 700 тысяч (груднички) до 9 078 рублей (старше 6 лет), усыновители не получают ничего. В Москве на усыновлённых детей 16 500 ежемесячно до 12 лет, от 12 лет до 18-22 тысяч, на ребёнка-инвалида 27 500. И точно так же получают опекуны. Всё зависит от бюджета региона. Там теперь все стремятся усыновить, потому что платежи такие же, как при опеке, а прав на ребёнка больше, никто уже не заберёт, никакие родственники или биологические родители.

– А часто лишают родительских прав в нашем городе?

– Количество лишений родительских прав у нас тоже снизилось. Вообще, у всех служб сейчас установка: если родитель не выполняет свои родительские обязанности в силу сложившихся обстоятельств (у нас, на самом деле, трудно устроиться на работу), то этой семье надо помогать всемерно, чтобы дети остались. Приведу пример: у нас стояла на учёте семья в социально-опасном положении. Сначала мама занимается двумя детьми, устраивается на работу, потом уходит с работы, долго не работает – у неё есть мужчина, который помогает материально, есть дедушка, который получает пенсию, семья живёт на эти деньги. Мы с переменным успехом пытаемся заставить её работать, навести дома порядок, чтобы детям были созданы нормальные условия в семье. Дошли уже «до ручки»: дети с чесоткой, со вшами, в больницу она их не ведёт, дома кавардак, постельного белья на кроватях нет, холодильник пустой. И когда претензий накопилась критическая масса – детей у неё отобрали. Как отбирали… знаете, специалист вернулся больной. И как тяжело пережили это дети. Но, к чести мамы, надо сказать, что она после этого свернула горы: устроилась на работу, наводит дома порядок, общается с детьми каждый день по телефону. Дети успокоились, поняли, что они вернутся к маме. И наша задача сделать, чтобы мама создала нормальные условия для детей, чтобы они вернулись домой. А для их счастья это просто необходимо. Я думаю, и мама сама вынесла какой-то урок для себя из этой ситуации. Но у неё ресурс огромный оказался. Она, скорее всего, просто не принимала всерьёз все наши предупреждения, что детей изымут. А дети настолько к матери привязаны! И она их любит. Она смогла выполнить все требования только тогда, когда поняла, что реально может лишиться своих детей.

– В законодательстве что-то изменилось в отношении усыновителей, опекунов? Писали, что потенциальным усыновителям меньше бумаг собирать. Я посмотрела перечень – не поняла, где там меньше.

– У нас к усыновителям раньше были очень жёсткие условия и, наверно, это было оправдано, потому что, если ребёнок идёт в семью, то её со всех сторон надо проверить. Надо убедиться в мотивах потенциальных родителей. Если мы передаём в семью ребёнка, то должны быть уверены, что он действительно обретёт любящих родителей, и что у него всё будет хорошо. Раньше должна была быть достаточная жилплощадь, определённый доход. Сейчас такие жёсткие требования сняли. Квартира может быть съёмной. Такого понятия – «доход» нет вообще. Но органы опеки должны обследовать условия и дать заключение, сможет ли родитель содержать ребёнка. Например, индивидуальный предприниматель даст вам справку о доходе 10 тысяч рублей в месяц, но приходишь к нему домой – квартира четырёхкомнатная, хороший ремонт, два автомобиля. Спрашиваем: «Сколько получаете в месяц?» Он: столько-то. Мы пишем: «со слов кандидата-усыновителя его доход ежемесячный такой-то, для ребёнка созданы все условия» и так далее. Раньше такая категория людей на основании формальных справок могла и не попасть в кандидаты в усыновители.

– Сейчас повально все из города уезжают, есть сложности продать квартиру, если там доля у ребёнка?

– Никаких сложностей. Они предоставляют документы, что ребёнку выделяется доля в новом жилье. У нас сложные ситуации редки. Сейчас многие хотят жить на земле, продают квартиру, вкладывают деньги в строительство, чаще всего это семейное решение, и к нам приходят дедушка с бабушкой и говорят: «Мы подарили ребёнку в своей квартире долю, не меньше, чем он имел». Всё, вопрос снят. Безвыходных ситуаций нет.

– Чего вы ждёте от этого года? Хотели бы каких-то изменений в законодательстве?

– В таких тонких областях, как опека, любое изменение очень болезненно – оно бьёт по людям. Для нас желательно, чтобы изменений было как можно меньше. А если будет какое-то изменение, то хочется, чтобы оно было направлено на возможность семьи, родителей выполнять свои обязанности. Хочется, чтобы семьям, которые испытывают затруднения, реально бьются за свою жизнь, было больше возможностей оказать помощь. Это касается родных семей, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Усыновители чаще всего – это люди очень ответственные и обеспеченные, которые взвесили все свои возможности – им помощь не требуется. А вот родным семьям, где есть угроза, что детей изымут, нужна помощь государства. Нужно сделать всё, чтобы дети остались в своей семье.





Новости

В регионе В России В мире
  • Прощай, режим ЧС!

    17.09.2019

    На прошлой неделе в регионе сняли режим ЧС, который ввели из-за пожаров ещё в начале июля.

  • И снова о метро

    И снова о метро

    17.09.2019

    Предложения от красноярцев, касающиеся станций будущей городской подземки, принимает «КрасноярскТИСИЗ».

  • Смерть в огне

    17.09.2019

    В ночь на 16 сентября огонь, бушевавший в пятиэтажке по ул. Гусарова, 23 (Ветлужанка), унёс восемь жизней, в том числе погибли четыре ребёнка.

  • Взрывы и деньги

    17.09.2019

    К началу недели почти две тысячи человек, эвакуированных во время взрывов на военном складе в Каменке (Ачинский район), получили матпомощь.

  • После Универсиады

    17.09.2019

    В арбитражный суд края поступило заявление краевого автотранспортного предприятия, которое предъявляет претензии дирекции Универсиады об оплате перегона машин по маршруту Красноярск – Казань и обратно.

Подписаться на новости

АРХИВ

Партнеры

www.2-999-999.ru

ГОЛОСОВАНИЕ

НОВЫЙ ФОНТАН В АЧИНСКЕ

На правах рекламы