НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Помнит сердце, не забудет никогда

Комментариев: 0
Просмотров: 13241

Наталья АЛТУНИНА.

19.05.2016 00:00

Помнит сердце, не забудет никогда

Сколько бы ни прошло дней с той проклятой войны, она всё равно будет напоминать о себе ветеранам Великой Отечественной, их детям и детям их детей, и внукам их внуков. Потому что, хотя есть великий подвиг Победы, остаётся и боль утрат. И пусть в памяти сохраняются имена тех, кому мы, сегодняшние, обязаны жизнью.

 

Непридуманные монологи

Антонина Созинова и Мария Лушня до Великой Отечественной не были знакомы друг с другом. И на войне им встретиться не довелось. Но выполняли они одно профессионально общее дело. Поэтому и рассказы их взаимодополняющи, эмоциональны и трагично­правдивы.

 

Слово военфельдшеру Марии Лушне:

«…Полыхнуло оранжево­жёлтым светом, что­то оглушительно громыхнуло и раз, и другой. Почудилось, что мотор заглох, слышней стали стоны, крики раненых, но… опасный участок дороги мы всё­таки, вроде бы, миновали. Вдруг за дверкой кабины будто бы промелькнул светлячок, и рука шофёра сорвалась с баранки. Он был без сознания…

Я жгутом перетянула ему плечо, на раны наложила повязки, сделала инъекцию морфия и камфары с кофеином. «Маша, иди за подмогой!» ­ придя в сознание, сказал мне шофёр. И я пошла, стремясь как можно быстрее добраться до своей части. Но не прошла и пятидесяти шагов, как услышала скрип колёс и топот копыт. Это были подводы. С передней спрыгнул старшина, придерживая на груди автомат. Он воскликнул: «Братцы, Венера в кирзачах! Откуда явление?»

«Товарищ, выручайте, там раненые одни, есть умирающие. И шофёр ранен. В медсанбат надо!» ­ обратилась я. «Нам, сестричка, нельзя, у нас задание» ­ услышала в ответ. Растерялась. Потом крикнула: «Не пущу! Стрелять буду!».

«Ну, ты это брось, ­ нахмурился старшина.

Раненых переложили на повозки и поехали. До медсанбата добрались на рассвете. Вышедший капитан раздражённо скомандовал: «Мест нет, везите в полевой госпиталь. Ясно? Выполняйте!».

«Разрешите обратиться к начальнику медсанбата?» ­ я развернулась и побежала к палатке, где находился майор медслужбы Георгий Николаевич Малик. Ворвалась с шумом, с хода отрапортовав, что раненых не принимают, даже не осмотрев их.

«Товарищ старший лейтенант, ­ негромко прервал разговор сидевший за столом военный. ­ Почему Устав нарушаете, обращаетесь без разрешения старшего?»

«Товарищ генерал, вы же в накидке ­ погоны закрыты, звания не видно» ­ заступился Малик. «Откуда возите раненых? Сколько уже вывезли?» ­ спросил генерал. «Из­за реки, ­ ответила я. ­ За эту ночь уже 124 человека. Прикажите их принять!» «Ладно, ­ говорит, ­ примите у неё раненых». И дал мне свою машину доехать до части. Потом мы пошли в наступление, а через месяц в г. Старый Оскол в штабе 69­ой армии мне вручили орден Красного Знамени. Сказали: за раненых ­ от генерала Перетерского».

Теперь монолог другой участницы Великой Отечественной войны ­ медицинской сестры Антонины Созиновой:

«Когда война началась, мне только­только исполнилось 18. Я сразу поступила в Красноярске на курсы медсестёр. Закончила, и месяц мы ходили на практику в госпиталь. Потом пришла повестка, но меня почему­то оставили «до востребования». В 1942 году меня отправили в санитарный поезд. Мы забирали раненых из разных мест. Приедешь ­ ни улиц, ни домов… Горе, горе, горе ­ разрушенные города и покалеченные люди…

Шестьдесят раненых в вагон загрузят ­ их надо вымыть. Кого­то подбинтовать. Кому дать судно, кому утку. Если повязка намокла, просачивается ­ гипс подложить. Еду носили из вагона­кухни. Вагоны мыли, следили, чтобы чисто было. Нас было две сандружинницы на вагон ­ удивляюсь, когда мы спали? У нас даже просто не было времени, чтобы с больными посидеть, поговорить.

Раненых возили в Уфу, Куйбышев, даже до Средней Азии доезжали, в Красноярском крае ­ до Канска. Когда за Урал ехали ­ ближе к линии фронта соблюдали маскировку, чтобы нигде ни щёлочки не было.

Попадал наш поезд под обстрел, и даже ранило меня через окно осколком. А однажды в Житомирской области пришёл начальник сортировочного госпиталя №3689, сказал, что у них медсестёр не хватает. Так в 1944 году я оказалась в г. Коростынь.

Раненые шли потоком, поступали с передовой. Госпиталь, рассчитанный на 800 коек, был в составе действующей армии, принимал до 2000 человек. Работали при керосиновых лампах, при свечах. Едва подготовим раненых для дальнейшей транспортировки в тыловой госпиталь на лечение как уже привозят новых…

С продвижением фронта на запад переезжали и мы. Принимали раненых из Войска Польского, язык вроде был похожий, мы их понимали.

О Победе тоже узнали от раненых. Большое было ликование! Знакомые и незнакомые, больные и здоровые ­ все радовались, что не убило. Но Победа пришла, а раненые всё поступали и поступали. Ещё долго…»

…Две милосердные души. Две женщины, полные сострадания и отваги. Два добрых ангела, чьи сердца бились в такт со страждущими. Скольким раненым они помогли, скольких уберегли, сколько защитников Отечества с благодарностью и нежностью вспоминали и вспоминают их?

 

Яблоня с секретом

Это повествование начинается с послевоенного времени. Именно тогда, в двадцать второй день сентября 1969 года, к хирургу­травматологу МСЧ №51 Петру Ивановичу Коробко пришёл спортсмен Игорь Лихачёв, занявший второе место по слалому на третьем лично­командном чемпионате России по воднолыжному спорту в г. Свердловске. Он принёс в дар врачу свой диплом от Комитета по физической культуре и спорту при Совете Министров РСФСР. Рядом с золотым гербом страны приписка: «От благодарного пациента. Эту первую медаль я завоевал в соревнованиях после травмы».

 

Эх, знал бы он, сколько довелось преград ­ водных, снежных, скальных, буреломных и непролазно­грязевых пришлось в военное время преодолеть его ровеснику ­ рядовому Петру Коробко!

Телеграфист и связист дивизии им. Блинова 36­го отдельного эскадрона связи 5­ой кавалерийской дивизии, он попал на поле сражения, не успев дослужить до окончания действительного срока службы, которую проходил с 1939 года. Да и до того ли было? Враг наступал, связь в войсках жизненно нужна была всем нашим подразделениям ­ большим и малым, между штабами и линиями огня, в ней нуждались артиллерия и пехота, оборонительные рубежи и те, кто находиллся на самой передовой. А это значит, что в любую погоду, в любое время дня и ночи связисты в пути. Где бегом, где ползком, где перекати­полем: соединяют оборванные телефонные провода, тянут новые линии, отслеживают нити связи противника и ликвидируют их, порой вступают с врагом в рукопашную...

Впрочем, когда много лет спустя прошедшего всю войну ветерана Петра Ивановича Коробко спрашивали о самом памятном для него из пережитого в боях, он не жаловался на трудности, не сетовал на ранения или контузию. Едва приметно улыбаясь, он рассказывал про некий казус, случившийся с ним во время участия в операции «Багратион» (кодовое название Белорусской наступательной операции).

«Было много эпизодов, где висела жизнь на волоске. Во время операции «Багратион» немцы пустились в бегство после начала её. Наши части растянулись по направлению к Барановичам. По пути встречались сплошь сожжённые деревни ­ одни трубы торчат. И вдруг ­ чей­то сохранившийся дом. Мы решили остановиться здесь на привал. Когда необходимое было сделано, я вышел за штакетник и лёг под яблоню. И вдруг… заснул. Открываю глаза, а передо мной стоит вражеский солдат­чех, просит, чтобы я взял его в плен. Так я и сделал. А когда рассказал ребятам, как было дело, они долго шутили: кто кого взял в плен? Оказалось, этот солдат прятался на дереве, под которым я устроился».

Конечно, описанный Петром Коробко эпизод ­ одна из немногих счастливых случайностей войны и скорее исключение, чем правило. Но тогда это уже было свидетельством того, что проклятая война идёт на убыль и что это понимают не только советские солдаты...





Новости

В регионе В России В мире
  • Высокое искусство

    13.11.2019

    Для парка на ул. Свердловской сваяли восьмитонную патриотическую скульптуру из глины «Под знаменем Победы».

  • Ушельцы-пришельцы

    Ушельцы-пришельцы

    22.10.2019

    Гендиректор железногорского Горно-химического комбината Пётр ГАВРИЛОВ покидает должность, которую занимал 13 лет. Об этом он сообщил на своей странице в Facebook.

  • Взгляд с крыши

    22.10.2019

    Были ли вы когда-нибудь на крыше красноярской администрации?.. В ближайшее время такая возможность появится.

  • Антирейтинг

    Антирейтинг

    08.10.2019

    Активисты ОНФ составили антирейтинг российских городов по качеству дорог, сформировав десять непочётных номинаций. В одной из них засветился Красноярск.

  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы