НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Анатолий Мамаев: «Нам обещали золотое дно и небо в алмазах»

Комментариев: 0
Просмотров: 12785

Фёдор МАРЬЯСОВ.

03.06.2016 00:00

Анатолий Мамаев: «Нам обещали золотое дно и небо в алмазах»

Наш сегодняшний собеседник, на первый взгляд, ходит у ГХК в сотоварищах, однако активно критикует руководство Росатома. Он возглавляет Союз предпринимателей Железногорска, но непрерывно конфликтует с администрацией города. Бывший атомщик, бывший главный охотовед края и нынешний эколог, неутомимый борец за правду, интересы городских предпринимателей и радиационную безопасность железногорцев ­ Анатолий МАМАЕВ ­ сегодня гость нашей рубрики.

Анатолий Григорьевич, поговаривают, что твоё отсутствие на последнем юбилейном форуме­диалоге, посвящённом 70­летию российской атомной отрасли, можно расценивать не иначе как признак того, что Мамаев сдал свои позиции и впал у атомщиков в немилость? Что случилось?

– Дело в том, что на предыдущем форуме­диалоге, который состоялся в Челябинске, я выступил с докладом, в котором отразил негативную работу Росатома в сфере администрирования в закрытых городах. Посадив своих ставленников на должности глав ЗАТО и сити­менеджеров, росатомовцы ничего не сделали, чтобы те должным образом и эффективно работали. Челябинский форум проходил как раз в преддверии выборов в Железногорске. Перед поездкой на это мероприятие (сначала в письме Кириенко, а затем уже на самом форуме его заместителю по работе с регионами Харичеву) я предложил обсудить вопрос о новых кандидатурах главы и сити­менеджера Железногорска.

Когда это всё происходило?

– Это было в июне месяце прошлого года. Харичев ответил, что он согласен обсуждать эту тему. В итоге мы договорились, что он чуть позже приедет в Железногорск, ближе к выборам, и мы этот вопрос обговорим. Я ему предложил собрать предпринимателей, руководителей партий, общественных организаций, депутатов и все заинтересованные стороны. Публично и открыто обсудить на этой встрече работу наших руководителей и выдвинуть на согласование Росатома те кандидатуры, которые бы устраивали большинство.

А чем тебе Медведев с Пешковым не угодили?

– Тут дело не в угоде, а в их работе на благо жителей нашего ЗАТО, которую они, по моему мнению, выполняют спустя рукава. Лично я считаю, что они ничего не делают в области экологии. Я уже много лет добиваюсь, чтобы администрация ЗАТО и администрация Красноярского края создали в своих структурах хотя бы комитет или управление по радиационной безопасности. Например, в том же Челябинске создано целое такое управление. А у нас ничего нет. Была раньше какая­то комиссия – совет при губернаторе, который не работал. Как говорится, для «филькиной грамоты». Собирался раз в год и никакие вопросы не решал. Вот и возникла у меня «мечта детства», чтобы в нашем городе, при наличии такого количества атомных объектов, было экологическое управление или хотя бы отдел, куда могли бы прийти люди со своими чаяниями и заботами и что­то узнать, что­то для себя прояснить. А у нас сегодня при администрации имеется только один эколог Шахина, которая уже много лет там сидит и экологические взносы собирает. И всё.

Согласен, её не видно и не слышно…

– Она занимается экологическими сборами, которые поступают в городскую казну. В том числе с ГХК и прочих предприятий за превышение нормативов по сбросам вредных веществ. Остальными вопросами заниматься некому. Поэтому от администрации в экологическом плане толку никакого. Кто за это должен отвечать, если не Медведев с Пешковым? Они же у нас отцы города. А я к тому же ещё и председатель городского Союза предпринимателей, пусть и небольшого. В этом плане у нас вообще завал. Под чутким руководством этих градоначальников малое предпринимательство в Железногорске просто раздолбошили. Все обращения, которые были с моей стороны, игнорировались, и никакой поддержки от этих руководителей не было. Я даже приведу такой простой пример. Когда Вадим Медведев уселся в своё кресло, при главе ЗАТО был образован совет по предпринимательству, в который я подал заявку, чтобы включили меня в состав этого совета от нашего Союза предпринимателей. Что сделал Медведев? Он передал этот вопрос на комиссию городского Совета… Вообще дурдом. Я прихожу туда, спрашиваю их, что вы собираетесь обсуждать, я же к главе обращался? В итоге комиссия приняла решение о нецелесообразности моего включения в состав этого совета. Председатель одного­единственного в городе Союза предпринимателей чем­то помешал Главе и в одноимённый совет не был включён. Вот такие у нас руководители. Сами ничего делать не желают и другим палки в колёса вставляют. По каким только вопросам ни обращался – никакой работы, одна имитация. Так что мои претензии ­ не на голом месте. И в своём письме Кириенко, и в разговоре с Харичевым в Челябинске, я эти проблемы обозначил.

Ну, и как дальше развивались события?

– Через некоторое время после Челябинского форума Харичев приехал в Железногорск, но, по всей видимости, про наш разговор «забыл». У больших начальников так часто бывает – память девичья. Я узнал о его приезде только из газет. По­русски говоря, меня в очередной раз кинули. Поэтому свой новый доклад для участия в юбилейном форуме­диалоге в Москве я подготовил с учётом всех этих обстоятельств. Организаторы, видимо, помыкали­помыкали и, чтобы руководству Росатома не краснеть, сказали: денег на ваш приезд нет. Тем более, что до этого я обращался к Харичеву ещё и по ряду других проблем, по которым у нас с руководством ГХК нет понимания. Видимо, в Росатоме посчитали нецелесообразным выносить эти вопросы на представительную аудиторию юбилейного форума. Там же иностранцы должны были присутствовать.

Как думаешь, на каком уровне принималось решение, чтобы не допускать тебя до этого форума?

– Думаю, такие решения принимает лично Харичев. Ну, и есть там ещё один товарищ, который мне постоянно вредит. Наш бывший, который теперь косит под «зелёного» и облизывает со всех сторон Росатом. Есть такая поговорка: в семье не без урода. И в среде экологов разной «зелёной плесени» тоже хватает. Кстати, этот товарищ перед юбилейным форумом получил от Росатома ведомственную медаль. Вот и получается ­ кому­то медаль, а кому­то указали на дверь.

Честно говоря, многие считают тебя экологом, настроенным лояльно по отношению к Росатому. Но выясняется, что ты сейчас выдвигаешься на переднюю линию борьбы с атомщиками.

– Пока я не выдвигаюсь ни на какую линию. Я просто пытаюсь найти точки соприкосновения и хочу наладить нормальный диалог, который был раньше с Росатомом и ГХК. Что получится – посмотрим. Любая война всегда заканчивается миром, но лучше до неё не доводить. Для меня было важно создать, как я уже говорил, управление или отдел по радиационной безо­
пасности. Но с приходом к руководству городом тех же самых руководителей этого сделать не получится. Раз власть не хочет идти навстречу, мы в своей организации посидели, подумали и решили попробовать создать городской общественный совет по радиационной и экологической безопасности. Перед тем, как принять это решение, я сначала обратился к Гаврилову и предложил создать такой совет при ГХК. Ответа не получил. Поэтому мы решили создавать городской общественный совет.

Кстати, эта тенденция сейчас достаточно модная. Даже при Ростехнадзоре России сформирован общественный совет, не говоря уже про Росатом.

– При Росатоме уже десять лет общественный совет действует. Но набрали в него преимущественно тех, кто настроен к Росатому лояльно. Наше же ГХК общественным советом решило не баловаться: город маленький, в ЗАТО есть оппозиционная пресса, и поэтому лишних хлопот Гаврилов для себя иметь не захотел. Поэтому общественности придётся действовать самостоятельно, чтобы вновь создаваемые в большом количестве атомные предприятия не наносили ущерб здоровью наших жителей.

А это не является очередным хитрым шагом накануне выборов в Законодательное собрание края и в Госдуму? Сегодня распространено такое мнение, что если где­то вдруг активизируется экологическая деятельность, то это чаще всего происходит по причине чьих­то политических амбиций.

– К выборам это не имеет никакого отношения. Я же говорил, что эту идею я вынашиваю давно и ждал, когда придёт новое руководство города и займётся решением этих вопросов. А пришли те же самые, которые этим заниматься не хотят. Не зря же их прозвали «похоронной командой» и «командой мыльных пузырей». Занимаются одной болтологией. Пудрят людям мозги про какой­то кластер, пускают пузыри. Это всё мы уже проходили ещё при Катаргине. Все прекрасно помнят, чем это закончилось. А посмотрите на кремниевое производство. Ещё совсем недавно нам всем обещали золотое дно и небо в алмазах. Даже притащили в город президента с губернатором, доказывали с пеной у рта, какое светлое будущее нас всех ждёт. Якобы инвесторы буквально облизывали колючую проволоку, мечтая попасть сюда, чтобы вложить свои деньги. Ну, построили ­ и что дальше? Я ещё тогда говорил, что и у Хлопонина, и у Кириенко есть собственные капиталы. Но они же ни одного своего рубля сюда не вложили. Это же о чём­то говорит. Второй десяток лет нам всем морочат голову какими­то инновациями, каждый раз после очередных выборов доставая из запылённого сундука одну и ту же программу, разработанную ещё при Катаргине. Подправят пару предложений ­ и выдают за новую. Заменили в программе слово «кластер» на фразу «территория опережающего развития» – и новое кино.

Зачем они это делают?

– Как говорится, одни имитируют оргазм, другие – работу. Это основа воровства в нашей стране. А в нашем случае это ещё и способ отвлечь внимание населения от тех производств, которые Росатом запускает на нашей территории. И от необходимости предоставления социальных гарантий за размещение этих производств под боком у горожан. Это же очень удобно: вместо компенсации за риск давать людям очередную сказку. Но я думаю, эта халява в нашем ЗАТО всё­таки не пройдёт, и нормально мыслящие граждане смогут противостоять ведомственной системе и дать отпор там, где Росатом может причинить нам ущерб. Как административный, так и экологический.





Новости

В регионе В России В мире
  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

  • Прости-прощай

    21.05.2019

    Всё-таки главный тренер ФК «Енисей» Дмитрий АЛЕНИЧЕВ заявил об уходе. Это произошло на пресс-конференции после матча «Енисей» – «Динамо», который состоялся 19 мая на Центральном стадионе.

  • Служебная проверка

    09.04.2019

    В ГИБДД Назарово завершилась служебная проверка по факту получения начальником РЭО взятки за выдачу водительского удостоверения жителю этого города…

  • От пистолета до ножа

    09.04.2019

    В Зеленогорске пройдёт необычный турнир…

  • Эстафета: ждём очереди

    Эстафета: ждём очереди

    21.02.2019

    В Зеленогорске прошла эстафета огня Студенческих игр. На мероприятии побывали руководители железногорских учреждений спорта и культуры, а также представители дорожной службы и полиции.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы