НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Я – наблюдатель на ОГЭ

Комментариев: 0
Просмотров: 17141

Екатерина ГРИГОРЕНКО.

03.06.2016 00:00

Я – наблюдатель на ОГЭ

Увидеть собственными глазами, как проводят ЕГЭ или ОГЭ, я мечтала уже давно. Мотив простой: в будущем году дочь идёт в девятый класс, а интернет и различные СМИ буквально пухнут от жутких историй о том, как прессуют детишек на тестировании. Сами понимаете, материнское сердце сжимается, стоит представить свою кроху (да­да, кроху ­ подумаешь, что скоро выше меня будет) под гнётом суровых надзирателей. Естественно, хотелось выяснить, так ли страшны тестирования, как их малюют. Не получалось: как журналисту, вход на школьные испытания мне всегда был заказан. Согласно правилам, максимум, что дозволено представителю СМИ – это увидеть, как вскрывают конверты с тестами. После чего – досвидос, всем на выход! Однако нынче – о чудо! – подфартило. В дочкиной школе стали набирать наблюдателей на экзамены, и я немедленно предложила свою кандидатуру. Тем, кто возьмётся меня стыдить, что схитрила, сразу скажу: у нас всё по­честному. Принадлежность к пишущей братии изначально не скрывала, а отправляясь на тестирование, оставила дома и диктофон, и фотоаппарат, и даже журналистские корочки. Так что можете считать данный текст не столько статьей корреспондента «СГ­26», сколько впечатлениями среднестатистической жительницы Железногорска от выпускных экзаменов. Итак, я – общественный наблюдатель.

Под присмотром камеры

Казалось бы, что уж такого сложного может быть в работе наблюдателя? Пришёл в назначенный час в назначенное место, отсидел положенное время, присматривая, чтобы никто из детей и педагогов ничего не нарушал – вот и вся недолга. Ага, фигушки! Выяснилось, что оказаться в числе присутствующих на тестировании даже сложнее, чем стать наблюдателем, к примеру, на выборах в местный Совет депутатов. На парламентском голосовании всё просто – предъявил бумажку, которую тебе выдали за пять минут до начала работы участков, – и ты уже на посту: наблюдай, сколько влезет. А для того, чтобы попасть на экзамен в школу, надо пройти специнструктаж – только осознав всю серьёзность происходящего, сможешь получить удостоверение.

На этот самый инструктаж нас собрали заранее в актовом зале одной из городских школ. Народа набилось прилично: уставшие после работы ответственные мамочки (мужчин можно было по пальцам пересчитать) старательно выслушивали, что позволено и не позволено делать во время тестирования. К слову, правил оказалось более, чем достаточно: уже спустя минут десять от начала встречи я успела забыть практически всё сказанное, кроме разве что постулата о запрете на сумки и сотовые телефоны, да слов о том, что выпускников будут проверять на входе с металлоискателем, и транслировать происходящее во время ЕГЭ в прямом эфире. Услышав об этом, женщины в соседнем ряду начали сокрушаться:

– С каждым годом все жёстче и жёстче, скоро догола будут раздевать ребятишек и проверять, нет ли неположенных записей на теле!

К счастью, в нынешнем году до таких строгостей не дошло. Да и проверку с металлоискателем так и не довелось увидеть: оные предназначались только для одиннадцатиклассников, мне же выпало дежурить на ГИА. Или, как их теперь называют – основные государственные экзамены, то бишь ОГЭ.

Веселье с истеринкой

И вот, «тот самый день настал». Наблюдателям сказали появиться в школе­ППЭ (пункте проведения экзаменов) к девяти утра – за полчаса до девятиклассников. И хотя я подхожу к крыльцу даже раньше, всё равно приходится пробиваться через толпу мандражащих подростков. В отличие от моей унылой физиономии, на их лицах – исключительная радость. Такая, знаете ли, с истеринкой, из серии: а нам всё равно! То тут, то там – взрывы смеха и град шуточек – обо всём, от цивильных костюмов товарищей до номеров аудиторий. Кажется, палец покажи – и будут хохотать до упаду. Добрая мамка внутри меня хочет обнять каждого и от души напоить валерьянкой, но общественный наблюдатель затыкает её жалостливое нытье и заставляет гордо топать к двери.

В школе особого расслабона тоже не наблюдается. Волнение, кажется, можно резать ножом: ожидая запуска подростков, педагоги проверяют, всё ли готово к тестированию. Все аудитории, кроме тех, где пройдут экзамены, опечатаны, работает медкабинет, в коридорах – столы для сопровождающих. Меня провожают в отдельную комнатку – место дислокации наблюдателей, бросаю там запрещённые сумку с телефоном и иду встречать девятиклассников.

С ручкой наперевес

Ручки, паспорта и калькуляторы в прозрачных файлах – это всё, что сегодня дозволено пронести с собой подросткам. Расширенный, кстати, список: мои наблюдаемые сдают химию, поэтому им и разрешили взять с собой непрограммируемые «машинки». Впрочем, учитывая примитивность гаджетов, это им особо не поможет, только что в столбик считать не придётся.

Проверяют ребят аж трижды: первый раз ребятам приходится показывать документы на входе в школу, второй раз паспорта требуют перед лестницей, ведущей к ППЭ, третий раз удостоверяют личность, входя в классы. Дальше дети рассаживаются по партам и… просто ждут. По правилам, сначала школьников должны проинструктировать, но начать нужно одновременно – вот и получается слегка затянутая пауза.

Учителя переживают: «Не представляете, мы нервничаем не меньше детей. Только бы не перепутать фамилии!» А сопровождающие шёпотом вспоминают экзамены прошлых лет.

– Видите, как всё строго? А кое­где дети всё равно ухитряются проносить шпаргалки, – говорит мне одна из педагогов. – Знакомая из другой школы рассказывала: зашла после экзамена в туалет, а там целая россыпь этого добра: мелко­мелко напечатано. Сейчас не проблема такие тиражировать, техника с каждым годом всё сложнее и сложнее. Вот и ужесточают в министерстве правила...

Не тот пол

Её шепоток прерывает учительский хор из классов: педагоги одновременно начинают читать правила в разных кабинетах и, увязнув в стерео­
эффекте их голосов, я вместе с девятиклашками вникаю в страшно взрослые слова: «нарушения», «ответственность», «апелляция». Объяснение, как заполнять бланки, вообще повергают меня в панический ужас: да я бы в этих клеточках не меньше десятка ошибок налепила, где уж там детям справиться, да ещё и в состоянии нервного напряжения?

– Не переживайте, – говорит мне давешняя учительница. – Ребятишки пробники сдавали, так что им не впервой. Заполнят.

И действительно, только двое из ста школьников вписывают не те цифры в код экзаменационного бланка. Но, вопреки моим ожиданиям, за ошибку их никто не карает: педагоги просто предлагают зачеркнуть «левые» обозначения и записать сверху новые.

– Подумаешь, в коде ошиблись, – говорит кто­то из присутствующих. – Вот на одном из прошлых экзаменов парень вместо мужского пола себе женский записал – это да, конфуз был. А единичку вместо четверки кто угодно поставить может, тем более, если волнуется.

 В туалет под конвоем

Организационные моменты позади, школьники приступают к работе. Я брожу от кабинета к кабинету и мне кажется слышу, как старательно сопят и скрипят ручками школяры. Здесь уже нет места страху или истерике – все заняты своим делом.

Периодически кто­нибудь из подростков отпрашивается попить или в туалет. И тут в «игру» вступают сопровождающие. По правилам, болтаться по школе в одиночку ребята не могут, поэтому им приходится идти по нужде в компании взрослого. К счастью, право на личное пространство у подростков всё ещё имеется, так что в санузел они заходят одни. А вот пить приходится под приглядом: из заранее приготовленных бутылей с водой. Всё это слегка напоминает конвой, правда, таких доброжелательных конвоиров свет ещё не видывал. Они ободряюще улыбаются своим юным спутникам, всем своим видом транслируя позитивное: «У тебя всё получится».

Надо отдать должное педагогам: несмотря на общую нервозность и скрупулёзное следование правилам, за время экзамена ни один из учителей не повышает голоса, не делает резких движений, не давит на ребят. Эти мягкость и внимательность (насколько возможно) нивелируют строгость предписанного Минобразованием распорядка. Так что кое­кто из экзаменуемых даже говорит «конвоирам» спасибо за совместную прогулку по коридору, сочувствие и молчаливую моральную поддержку.

Без шпор

«Первые ласточки» начинают покидать аудитории уже через сорок минут после начала тестирования. Часы тикают, пункт приёма экзаменов понемногу пустеет, и вот уже мы снова слышим взрывы смеха с крыльца школы: тинейджеров «попустило», теперь они наперебой делятся впечатлениями о пережитом. Кое­кто, разумеется, сидит до последнего, однако не дольше положенного: тестирование заканчивается чётко в 12.20, так что задержавшимся приходится поставить в работах точки и сдать бланки организаторам.

Ради интереса я заглядываю в туалеты, однако обещанной россыпи шпаргалок не нахожу: здесь чисто, никаких неположенных «улик». Похоже, на этот раз всё сами решали.

Школа пустеет, и учителя наконец­то могут вздохнуть спокойно: всё прошло без эксцессов. А вместе с ними выдыхаю и я, уверившись, что не стоит так сильно беспокоиться за дочку. Да, безусловно, экзамены – штука сложная, и правила приёма ужесточаются каждый год. Но теперь я точно знаю: как бы ни изощрялись в Министерстве образования, придумывая новые меры для проверки школьников на прочность, наши педагоги сделают всё, чтобы, не нарушая правил, обеспечить детям максимально комфортную атмосферу. А это, поверьте, дорогого стоит.





Новости

В регионе В России В мире
  • Расплата

    Расплата

    21.05.2019

    Бывшего главу Боготола суд признал виновным в мошенничестве при получении квартиры по госпрограмме переселения из ветхого жилья, об этом сообщает пресс-служба ГСУ СКР по региону.

  • Прости-прощай

    21.05.2019

    Всё-таки главный тренер ФК «Енисей» Дмитрий АЛЕНИЧЕВ заявил об уходе. Это произошло на пресс-конференции после матча «Енисей» – «Динамо», который состоялся 19 мая на Центральном стадионе.

  • Служебная проверка

    09.04.2019

    В ГИБДД Назарово завершилась служебная проверка по факту получения начальником РЭО взятки за выдачу водительского удостоверения жителю этого города…

  • От пистолета до ножа

    09.04.2019

    В Зеленогорске пройдёт необычный турнир…

  • Эстафета: ждём очереди

    Эстафета: ждём очереди

    21.02.2019

    В Зеленогорске прошла эстафета огня Студенческих игр. На мероприятии побывали руководители железногорских учреждений спорта и культуры, а также представители дорожной службы и полиции.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы