НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Требуется политическое решение

Комментариев: 0
Просмотров: 4577

Фёдор МАРЬЯСОВ.

19.10.2017 00:00

Требуется политическое решение

Предлагаем вашему вниманию интервью с известным специалистом по ядерной физике и атомной энергетике, доктором технических наук, профессором и просто очень умным и хорошим человеком – Игорем Николаевичем Острецовым. Его умение выхватывать из массива всевозможной информации главную суть проблемы является его фирменным стилем.

 

–Игорь Николаевич, мы с вами встречались два года назад. Вы рассказывали об удивительных и прорывных технологиях в области атомной энергетики, которые вы пытаетесь продвигать совместно с коллегами. Расскажите, что произошло за это время, что удалось или не удалось сделать и чем сейчас занимаетесь?

– Мы продолжаем заниматься тем же делом, а именно ядерными релятивистскими технологиями, которые являются безальтернативными, с точки зрения обеспечения энергией. По крайней мере, до второй половины текущего столетия. Потому что «органика» (органическое топливо) кончается, а современные атомные технологии, несмотря на все декларации Росатома, в общем-то, уже начинают постепенно сворачиваться. Как я уже не раз говорил, это происходит по той простой причине, что урана-235 недостаточно на Земле, чтобы удовлетворить растущие потребности человечества.

 

– После публикации ваших предыдущих интервью в «Сегодняшней Газете» вас чуть было не уволили из Росатома. Но благодаря общественной поддержке, удалось вас отстоять. Имела ли эта некрасивая история дальнейшее продолжение?

– Нет, она резко прекратилась, и больше таких поползновений не было.

 

– Вы не первый работник атомной отрасли, который подвергается давлению со стороны властей и коллег за свою позицию. Недавно на международной конференции в Санкт-Петербурге, посвящённой выводу атомных станций из эксплуатации, произошла очередная дикая история. Ваш коллега Владимир Кузнецов – ликвидатор-чернобылец, проработавший не один десяток лет в атомной отрасли (на Ленинградской АЭС, Игналинской АЭС и других) – прямо во время своего доклада(!) был задержан ворвавшимися в зал представителями российских правоохранительных органов. Причиной якобы послужило то, что, будучи гражданином Литвы, Кузнецов оформил туристическую визу, которая, со слов представителей миграционной службы, не позволяет ему принимать участие в работе этой конференции. Ветерана атомной отрасли отвезли в отделение и оштрафовали как какого-то хулигана или преступника. Хорошо ещё, что не депортировали. В результате произошёл международный скандал, а принимавшие участие в работе конференции иностранцы были просто в шоке от увиденного. Самое любопытное в том, что Кузнецов, оформляя визу в Россию, заявлял её как гуманитарную, но ему почему-то выдали туристическую. Как вы оцениваете подобные вещи? Скажите, зачем они это делают, чего добиваются?

– Откровенно говоря, я в полной растерянности, поскольку считаю, что вопросы атомной энергетики нужно обсуждать совершенно свободно. Это надо делать абсолютно открыто, чтобы были высказаны самые разные точки зрения. Без всякого административного давления, надо непредвзято анализировать различные позиции. Это абсолютно непреложный факт, которому в прямом разговоре никто не может противостоять.

 

– Может быть, это следствие того, что Росатом вырос из засекреченной военной структуры, работавшей на оборонку?

– Нет, всё гораздо проще. Тысячу раз уже об этом говорил. Смена технологий в иерархических системах всегда приводит к смене элит. Если вы меняете какую-то технологию, то старая элита должна уйти и прийти новая. В своё время я написал книгу «Введение в философию ненасильственного развития», в которой показал: там, где существуют элиты, они со временем начинают загнивать и отстаивать старые точки зрения. Мы это наблюдаем сегодня в самом наглядном виде. И хотим мы этого или нет, но от этого хлама обществу придётся избавляться во всех сферах человеческой деятельности. Так что происходящее, на самом деле – ни что иное, как стремление любой ценой удержать свой социальный статус.

 

– И каковы перспективы на вашем направлении?

– По большому счёту, против нашей технологии сейчас особо уже никто не возражает. Наоборот, идёт подковёрная борьба за то, кто этим будет заниматься. Желающих уже очень много. Удастся ли нашей группе это пробить или нет – сказать пока трудно. Нынешняя человеческая цивилизация устроена таким образом, что новая энергетическая программа (ядерные релятивистские технологии) неизбежно приведёт к тому, что те страны, которые сейчас доминируют в мире (а говоря проще, живут за счёт других), потеряют свои позиции. И в этом вся проблема. История с контрактом 2006-2010 годов это отчётливо продемонстрировала. Меня в то время поддерживали все. К Миронову ходил, как к себе домой, постоянно встречался с Жириновским. Министерство обороны поддерживало. Совбез поддерживал. В 12-м институте (головной институт Министерства обороны по ядерным делам) директор был моим хорошим товарищем. Хусейн Чеченов, который был председателем комитета по науке в Совете Федерации – тоже мой друг. Всё, казалось бы, способствовало положительному решению вопроса, но, тем не менее, тему зарубили. И причина понятна. Наша технология «обнуляет» Соединённые Штаты – в этом всё дело.

 

– Ходят слухи, что в США и Китае к подобным технологиям начинают уже всерьёз присматриваться. Насколько это достоверно? И когда эта тема, наконец, получит развитие в России?

– Американцы сейчас активно занимаются ускорителем Богомолова. Это то, что является инструментом в этой технологии. Мы тоже не сидим сложа руки, практически каждый день созваниваемся с Алексеем Богомоловым. Пытаемся пробиться. В Сарове уже изготовили первые секции ускорителя и провели испытание. Результаты сошлись с расчётами. Это означает, что технологический инструмент есть и надо двигаться дальше. Но пока не получается так, как хотелось бы. А американцы сейчас форсируют эту тему. Причины понятны любому специалисту.

Принципиальнейший момент в таких системах – это коэффициент усиления и технологичность. У ускорителя Богомолова коэффициент усиления существенно выше, чем в современных криогенных разработках. И кроме того, он у него гораздо более технологичен, поскольку работает при комнатных температурах. Применять в промышленных установках криогенные ускорители – совершенно нереально. Хотя американцы в направлении разработки технологии трансмутации отходов (одна из самых крупных проблем в атомной энергетике) сначала делали ставку на криогенный ускоритель.

Теперь же они от этой идеи отказались и продвигают Богомоловский ускоритель на обратной волне, в том числе, и для этих целей.

 

– Неужели в США планируют перерабатывать радиоактивные отходы при помощи ускорителей?

– Этот ускоритель будет основным технологическим инструментом 21-го века. Он позволяет решить проблемы энергетики, поскольку это основа для реализации ядерных релятивистских технологий. Он также позволяет решить целый комплекс промышленных и военных задач. В частности, задачу дистанционного уничтожения авианосцев и много других вещей. В том числе и проблему трансмутации радиоактивных отходов. Как мне в своё время сказали в 12-м институте Министерства обороны: «Вы нам дайте ускоритель, а военные задачи для него мы и без вас знаем, у нас их куча».

 

– Китай проявляет интерес к российским наработкам в этой области. Мне сказали, что вам уже дважды пытались сделать визу, но выехать не получилось. У вас какие-то проблемы с выездом за границу, и насколько у китайцев серьёзные намерения?

– Пока прямых контактов с китайцами у нас нет, поэтому сложно судить о серьёзности их намерений. Все переговоры ведутся через посредников. Поэтому прямой информации я не знаю. Речь идёт о крупных инвестициях в проект, но пока всё стоит на месте. Никаких проблем с выездом за границу у меня нет. Секретность давно закончилась. В своё время на мне было четыре буквы. Слава богу, всё в прошлом. А когда начались вот эти работы по военно-технологическим приложениям ЯРТ (ядерные релятивистские технологии), будучи заместителем директора ВНИИАМ (Всероссийский научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт атомного и энергетического машиностроения), я пытался поместить эти материалы в «первом отделе». Но мне отвечали, что такой тематики нет. И все документы я вынужден был хранить в своём кабинете. Помню, писал Иванову, когда тот ещё был главой администрации президента. Указывал на документах: «Совершенно секретно», «Особой важности». Но через некоторое время меня уволили и пришлось восстанавливаться по суду. Вернувшись на законное рабочее место, обнаружил свой кабинет разграбленным. Зато бывший директор ВНИИАМ Александр Авдеев сейчас живёт в Германии. Какие после этого могут быть секреты?

 

– А куда же смотрели наши доблестные органы?

– В интернете пишут, что ему пришлось заплатить 270 миллионов, чтобы отмазаться. Спрашивается, где только такие деньги взял? Правда или нет, утверждать не могу, но такие материалы в интернете имеются.

 

– Так вы вместе работали и были у него заместителем? Но за что вас уволили-то?

– Да, я был у него заместителем. Однажды он неожиданно решил возглавить все работы по ЯРТ. Но я-то ребятам не могу просто так сказать, что у них теперь будет начальником человек, который никакого отношения к этому не имел. Говорю ему, что такие вещи так не делаются, всё должно происходить постепенно, естественным путём. Но он захотел сразу. Говорю ему, что не могу так с ребятами поступить. Меня тут же уволили. Восстановился по суду, меня опять увольняют. Теперь товарищ живёт в Германии, а тема ЯРТ в нашей стране продолжает буксовать.

 

– В каком году происходили эти события?

– В районе 2009 года.

 

– В социальных сетях проходила информация, что Китай уже строит какой-­то реактор, совмещённый с ускорителем. Получается, что работы уже ведутся?

– Нет, это не то. Это схема АДС (ADS). Она была инициирована Руббиа, был такой известный физик, Нобелевский лауреат, потом работал директором в МАГАТЭ.

Эта схема принципиально отличается от того, что делали мы. АДС – это слабо подкритическая система, управляемая ускорителем. После Чернобыльской катастрофы стали появляться подобные идеи. Руббиа считал, что реактор обязательно должен быть подкритическим. Для того чтобы он самостоятельно не мог «разогнаться». Выключил ускоритель, и реакция деления останавливается. В системе АДС ускоритель выполняет роль компенсации слабой подкритичности. В наших же реакторах процесс деления происходит принудительно.

 

– Раз Китай уже начал работы в этом направлении, строит экспериментальный реактор, совмещённый с ускорителем, то получается, что да вашей системы китайцам осталось полшага. Концепция-то – та же самая.

–­ Китай пока ещё подальше стоит в этом направлении. А вот американцы начали интенсивно разрабатывать эту тему. Технология безальтернативна – поняли уже многие. Единственное, что сдерживает её развитие – это понимание власть предержащих, что при её широком применении существующее мироустройство будет кардинально изменено.

 

– В Росатоме сменилось руководство. Стоит ли ждать каких-то серьёзных перемен в развитии российской атомной отрасли?

– Проблема в том, что руководители практически на всех технических направлениях и, в частности, в Росатоме, – не являются специалистами. Поэтому сами они не могут сделать правильных выводов. Эта проблема была присуща и Советскому Союзу. Тот же Берия или Славский тоже не являлись специалистами.

Но у них была совершенно чёткая задача, поскольку американцы к этому времени уже сделали бомбу.

И эти руководители знали, что они не ошибаются. Они просто как организаторы, чётко эту задачу продавливали. Но когда надо искать новое направление развития, то тут принципиально такие люди не годятся. Когда вам задача ясна, то нужен волкодав, а когда нужен поиск – там нужен технарь.

И не просто технарь, а безэлитарное соревнование технарей. Поэтому институт «безгрешных» академиков, но не академию наук, надо немедленно ликвидировать. Я в РАН знаю очень многих по совестной работе и способ их продвижения в эту «обитель». Мне раньше них предлагали баллотироваться в академики (это было пять раз), но я всегда отказывался. В первую очередь, элитарность должна быть ликвидирована в науке.

Многие руководители Росатома и его предприятий абсолютно не понимают, куда следует развивать отрасль. Хотя сейчас, возможно, они уже что-то и понимают, но отступить назад, потерять то, что они имеют – для них это очень непростой выбор. Не каждый способен сделать правильный шаг в таких условиях. Насколько я могу судить, основной вопрос сейчас состоит в том, как и кем будет организована работа по ЯРТ. Времени для решения энергетической проблемы у человечества уже не осталось.

 

– Билл Гейтс начинает реализовывать в Китае амбициозный проект по созданию источников дешёвой энергии на базе реакторов на бегущей волне, в России такие реакторы часто называют «самоедами». Как вы относитесь к этому проекту?

– Глупость это несусветная. Я китайцам на эту тему уже разъяснял ситуацию. Что такое реактор на бегущей волне? По существу, это просто бридер (реактор на быстрых нейтронах), в котором процесс сжигания топлива происходит последовательно, слой за слоем, как в горящей свече. Вот вы подожгли топливо с одного конца, начинается реакция, и должен нарабатываться плутоний для поддержания дальнейшей реакции деления.

Это хорошо в теории, но на практике никто не будет строить реактор в виде длинной змеи, по которой будет идти эта волна. На самом деле, в конечном итоге получится обычный бридер, поскольку в реальности наработанный плутоний из зоны воспроизводства будет забираться и перемещаться в активную зону. Этот тип реакторов давно уже проработан и показано, что коэффициент воспроизводства в нём меньше единицы. На этом направлении ничего не сделаешь принципиально нового. Это тупик – точно такой же, как и тот авантюрный проект, который пытаются реализовывать российские атомщики под много­ обещающим названием «Прорыв».

Возвращаясь к уже сказанному, вот кто такой Билл Гейтс, и какое отношение он имеет к атомной энергетике? Как он может адекватно оценивать подобные проекты, не имея специальных знаний? У этого деятеля до чёртовой матери денег, и ему, видимо, хочется повыпендриваться. Вот он и выпендривается.

 

– Кстати, недавно СМИ сообщили, что на базе Сибирского химкомбината в Северске, где реализуется проект «Прорыв», собрана экспериментальная партия сборок со смешанным уран-плутониевым нитридным топливом для быстрого реактора БН-800 на Белоярской АЭС. Это тоже «глупость несусветная»?

– Да ради бога. Нитридное топливо, действительно, имеет более высокую плотность, а значит, и более высокий коэффициент воспроизводства, чем у оксидного топлива. Насколько реально этот коэффициент получится больше – неизвестно. Во всяком случае, даже такое топливо не обеспечит возможность замещения всех видов атомной энергии, а тем более, «органики», поскольку она кончается. Это, во-первых.

А во-­вторых, никто ещё не загружал в активную зону реактора полностью только уран-плутониевое топливо. И как будут регулироваться реакторы при такой загрузке – это, как говорится, бабка надвое сказала. Потому что управление такими реакторами будет гораздо более сложным.

У меня однажды был любопытный эпизод на телепередаче у Гордона, где я принимал участие совместно с другими представителями Росатома. Асмолов (бывший заместитель С.В. Кириенко) докладывал на эту тему, рассказывал про реакторы на быстрых нейтронах. И вот я у него спросил: «Володя, а мы будем по всей Земле строить эти бридеры?». Тут дело-то в чём: в цикле по созданию этого топлива на каждый стандартный реактор-«миллионник» (мощностью 1 ГВт) будет крутиться по двадцать тонн плутония. А бомбу можно сделать из шести килограмм.

Вот я и задал вопрос, будем ли мы такие станции строить в Иране, Ираке, Сирии, Северной Корее и так далее, и так далее. «Нет, Острецов! Это провокация!» – заявил Асмолов. На что я ответил, что Путин сказал, что мы должны создавать атомную энергетику, которая будет доступна всем. Спрашивается, где логика? Молчок. Вот в чём всё дело.

Нет обсуждений и из-за этого нет понимания всей проблемы целиком. Проталкивают авантюру, предлагают понастроить бридеры, а что за этим последует дальше – самостоятельно увидеть не в состоянии. При этом не могут понять, что реакторы на быстрых нейтронах не решают энергетической проблемы. Даже если удастся получить коэффициент воспроизводства 1.4, то всё равно воспроизводство топлива произойдёт не раньше пятидесяти лет. То есть, вы сегодня один бридер построили, а второй из его топлива удастся запустить только через пятьдесят лет. А «органику» нужно уже замещать буквально завтра. Поэтому все эти проекты – абсолютный блеф.

 

– Неужели ваши оппоненты не понимают таких вещей?

– Есть такое крылатое выражение одного исторического деятеля: «Вы дурак или враг народа?». Например, некоторые говорят, что Россия накопила большое количество отработавшего ядерного топлива и поэтому может запустить программу строительства реакторов на быстрых нейтронах. Мол, чего нам о других-то заботиться. На что я обычно отвечаю: «Если в Китае начнётся дефицит топлива, то я посмотрю на вас, какой забор вы построите». Ну, детский сад, натуральный.

 

– Ну и каковы тогда ваши прогнозы на ближайшее будущее?

– Перед человечеством назревает серьёзная энергетическая проблема. Технологий для её принципиального решения, за исключением ЯРТ, нет. Но технологии ЯРТ для нынешней элиты – смерти подобно. Она их всячески пытается тормозить. Человечество пока выезжает на «органике». Но она заканчивается. И есть три крупнейших потребителя энергии. Это США, Европа и Юго-Восточная Азия. Кого-то надо отключать. Мелочёвкой тут уже не обойдёшься. Будут очень крупные решения.

 

– Неужели всё настолько плохо?

– Я думаю, для России в ближайшее время важнейшим станет вопрос неотсоединения Сибирской республики. Ради самосохранения, Россия должна доказать свою абсолютную необходимость на перспективу. И в первую очередь – странам Юго-Восточной Азии. И таким доказательством может стать технология ЯРТ. В её энергетическом и военном применении. Я уже не раз говорил, что наша страна обладает решающим преимуществом за счёт своего континентального положения и неуязвимости по отношению к ней «сахаровского сценария» (подрыва береговой линии мощным ядерным зарядом с целью инициирования цунами). Но если произойдёт отсоединение Сибирской республики, то я не знаю, что тогда начнётся в европейской части России. А ведь под гарантии Китая это может быть осуществлено элементарно. Полагаю, люди в Сибири уже устали от политики центра и той вакханалии, которую устроили на местах те, кто умело встроился в вертикаль власти. И, боюсь, эта карта обязательно будет разыграна. Только сплочённость всех россиян и прорывные технологии способны вывести страну из тупика и оградить от тех бед, которые могут свалиться на головы человечества.

 

– Сколько требуется финансов, чтобы запустить ЯРТ-технологию?

– Да дело не в деньгах. Требуется политическое решение руководства страны. Россия в кратчайшие сроки может стать ведущим государством в мире.





Новости

В регионе В России В мире
  • С должниками поступят жёстче

    С должниками поступят жёстче

    06.12.2018

    «Красноярскэнергосбыт» объявил об ужесточении работы с должниками.

  • Стала лауреатом

    Стала лауреатом

    06.12.2018

    Железногорский педагог, инструктор по физкультуре детского сада №72 Ирина Ефимова стала лауреатом IX Всероссийского конкурса «Воспитатель года России – 2018».

  • Что будем благоустраивать?

    Что будем благоустраивать?

    06.12.2018

    В Железногорске в очередной раз выбирают территорию для работ в рамках программы «Формирование комфортной городской среды».

  • Время ледовых городков

    Время ледовых городков

    06.12.2018

    Ледовые городки в Железногорске начнут открываться с 18 декабря.

  • Всем миром

    Всем миром

    06.12.2018

    На сцене Дворца культуры прошёл благотворительный концерт. Выручка от мероприятия предназначалась онкологическим больным – подопечным Железногорского хосписа «Во имя жизни».

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы