НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 28.10.2018

    28 октября

    Новый аэропорт в Саратове будет открыт 1 сентября 2019 года.

     

    В Якутии задержали мужчину с рюкзаком, набитым золотом.

     

    Более полумиллиона «квадратов» жилья введут в этом году в Крыму.

     

    Село Чумикан на севере Хабаровского края обесточено из-за циклона.

     

    В Ульяновске обращена в госсобственность недвижимость, ранее принадлежавшая «Свидетелям Иеговы».

     

    Уголовное дело возбудили в Петербурге после конфликта в коммуналке с выбрасыванием кошек из окна.

  • 15.07.2018

    15 июля

    Камчатский вулкан Карымский за день выбросил три столба пепла.

     

    Авиационный полк в Карелии получил три самолёта СУ-35С.

     

    Более 20 африканцев и выходцев из Ближнего Востока пойманы при нарушении госграницы в Ленобласти в период ЧМ-2018.

     

    Домашние животные смогут ездить в поездах без хозяев – за ними будут приглядывать проводники.

     

    В Забайкалье строят дамбы для предотвращения повторного затопления посёлков.

     

    Гражданин Азербайджана прописал в магаданской квартире более 40 иностранцев.

     

    «АвтоВАЗ» все-таки снимет популярную модель LADA Priora с производства.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Получила на днях платёжку за коммунальные услуги и обнаружила, что плата снова выросла. Хотелось бы узнать, как это понимать? Сказано же, что перерасчёт отменили, тогда почему у нас изменились платежи? Антонина.

  • Ответ:

    Как удалось выяснить в ГЖКУ, некоторые платёжки в Железногорске, действительно пришли с непривычными суммами. Однако перерасчёт на горячую воду тут вовсе ни при чём. Дело в изменении норматива оплаты на тепло. Дело в том, что согласно закону, утверждённому Правительством Красноярского края, железногорцы, как и все жители региона, платят за тепло равными суммами в течение 12 месяцев. Общая же сумма платежей высчитывается из расчёта реального потребления тепла за прошлый год. То есть, поскольку потребление из года в год меняется (вместе с температурами) каждый январь меняется и норматив гигакалорий. Говоря проще (в переводе на деньги), если в 2017 году вы платили, условно, 10 000 рублей в год за тепло (по потреблению в 2016-м), то и получали платёжки на 10 000:12=833,33 руб. в месяц. А в 2017 году, например, было холоднее и реально вы потребили тепла за год не на 10 000, а на 12 000 рублей. Соответственно, норматив на следующий – 2018 год будет 12 000:12=1 000 рублей в месяц. А значит, вы получите платёжку за январь уже с новым нормативом, дороже (условно говоря) на 200 рублей. Вот такая коммунальная арифметика. Ирина МИТЬКИНА.

Константин ЦУРИКОВ: «Наша работа – не шоу, а ежедневный труд»

Комментариев: 0
Просмотров: 2361

Беседовала Екатерина ГРИГОРЕНКО.

24.01.2019 00:00

Константин ЦУРИКОВ: «Наша работа – не шоу, а ежедневный труд»

Их задача – защищать граждан и гражданские права. Они всегда на передовой: выезжают на осмотры мест происшествий, участвуют в розыске, допросах, составляют «фотороботы», проводят исследования. Благодаря им раскрываются даже самые сложные уголовные дела. В этом году исполняется 100 лет со дня образования экспертной службы в отечественной системе МВД. Накануне векового юбилея мы поговорили с начальником Экспертно-криминалистического подразделения МУ МВД по ЗАТО г. Железногорск Константином ЦУРИКОВЫМ о том, как трудятся железногорские эксперты-криминалисты и специфике их работы.

 

– Большинство людей представляют работу экспертов-криминалистов по фильмам: сотрудники полиции, которые по какой-нибудь пыли могут влёт найти любого злодея. Но детективы-детективами, а в чём заключается ваша будничная работа?

– Наша служба осуществляет экспертно-криминалистическое сопровождение, занимается следственно-оперативными и оперативно-розыскными мероприятиями. Это – осмотр места происшествия, производство экспертиз, участие в допросах, проверка показаний на месте, дактилоскопический и трассологический учёт, составление субъективных портретов. Проводятся такие виды экспертиз, как баллистическая, почерковедческая, компьютерная, химическая и многое другое

– Целый багаж обязанностей! Наверное, чтобы уметь всё это делать, нужно долго и много учиться?

– Вообще, именно в нашем отделе специальное образование эксперта-криминалиста никто не получал. У всех техническое высшее. А специализация идёт уже после – когда мы получаем допуски на разные виды экспертиз в высших школах полиции Волгограда, Саратова, Москвы. Обучение на каждый вид занимает около полутора месяцев, при этом сотрудник, как и любой полицейский, должен пройти стажировку, первоначальную подготовку, освоить боевые и технические навыки.

– Предположим, у меня есть диплом высшего технического. А что дальше? Возьмут меня в эксперты?

– Во-первых, необходимо, чтобы вакансии были. У нас в подразделении сотрудников работает немного, но все места заняты. Во-вторых, нужна склонность к чему-то, соответствующему профессии. Я когда-то занимался в художественной школе. Кроме того, тогда ещё не было цифровой фотографии, в основном, плёночная, с фотопечатью. А я ходил в фотокружок – мы проводили всевозможные выставки. То есть, у меня уже были гражданские навыки по работе с фотоизображениями, рисованием. Я закончил Институт цветных металлов имени Калинина (сейчас Академия цветных металлов и золота). Специальность в дипломе «композиционные порошковые материалы» – готовили на наш Кремниевый завод, которого до сих пор нет и не будет. После вуза практически сразу пришёл заниматься экспертной деятельностью, а уже здесь пошло изучение литературы, стажировки. Другие сотрудники попадают в подразделение примерно так же – например, два химика у нас учились в Красноярском государственном университете. Именно они проводят сейчас экспертизы по наркотикам.

– А сколько времени уходит на экспертизу? Когда читаешь сводку, что задержали кого-то (допустим, с теми же наркотиками), провели исследования, всё подтвердилось – создаётся впечатление, что работаете очень быстро.

– Конечно, так просто и сходу ничего не делается. В данной ситуации должны быть признаки, которые указывают, что вещество является наркотическим. Вообще, у нас проводят исследования и экспертизы. Исследование – наиболее быстрый способ получения информации, просто специалист отвечает на поставленные вопросы, даёт справки. Экспертиза – доскональная работа, при которой каждый объект описывается более подробно. В любом случае, если есть задержанный, по законодательству его оставлять в полиции больше трёх часов нельзя, значит, эксперту нужно уложиться в это время. В этом плане с растительными наркотическими веществами проблем особых не было, а вот с синтетическими раньше было сложно – приходилось возить их в Красноярск. Но теперь у нас появился хроматограф – дорогостоящий прибор, специализирующийся именно на синтетических наркотиках. Для нашего города это большой бонус.

– Вам, наверное, жизнь серьёзно облегчил, раз больше не надо в край ездить, всё под рукой?

– Работу органам внутренних дел облегчил. А вот подразделению – вряд ли. Обязанностей стало больше, работы – тоже. Теперь эксперта-химика (а у нас их всего двое) могут в любой момент поднять. Даже если он только что вернулся после дежурства на местах происшествия (помимо производства экспертиз, мы ещё и дежурство несём в суточном режиме). И если специалист в отпуск уйдёт, находится постоянно в ждущем режиме, то есть личной жизни никакой. Из города, опять же, уехать не может. Один заболел – вся нагрузка на втором, нужно его с дежурства снимать. Пока справляемся, но это очень непросто.

–­ Мне кажется, сложность вашей работы не только в разъездах заключается. Те же выезды на места происшествий, особенно, где тяжкие преступления. Наверное, крепкая психика должна быть у эксперта…

– Действительно, мы работаем с различными видами преступлений. Допустим, в МВД особо тяжкими не занимаются, это сфера деятельности Следственного комитета. А эксперт работает и с СК, и со следователями МВД, и с дознавателями, и с участковыми, и с оперуполномоченными – со всеми. И, в принципе, у нас приспосабливаемость высокая. Просто думать надо не о плохом – о хорошем.

– А как насчёт близких? С таким графиком трудно, наверное, строить личную жизнь?

– Конечно, тяжело. Допустим, сотрудники, кто с наркотиками работают, после дежурства домой приезжают, а их могут тут же поднять и вернуть на работу. Конечно, пытаемся как-то компенсировать людям, но всё равно – планы уже не построишь. Если хочешь в гости куда-то поехать, делать это можно только с разрешения. То есть, мы не такие свободные люди, как большинство граждан Российской Федерации. На нас много что возлагается.

– Ещё бы, такой объём работы – от химэкспертиз до составления фоторобота. Кстати, о фотороботах: трудно, наверное, сделать портрет по словесному описанию? У кого-то из очевидцев память не очень, у кого-то – ограниченный словарный запас, кто-то просто ничего не успел рассмотреть…

– Вообще есть шаблоны – определённые рисунки, различные образцы. Кроме того, очевидец должен быть психологически подготовлен, для этого есть специальная комната. Работать начинаем не сразу, а идём от общего к частному. Например, выясняем, какой овал лица ­ круглый, яйцевидный, треугольный. Я вообще не по компьютерной программе работаю, делаю рисованные портреты. Говорю: расслабьтесь и начинаем рисовать. Бывают и забавные случаи. Однажды приезжали на ИСС японцы. Им не повезло: жулики напали, забрали у них что-то. Самое сложное тогда было, что пришлось работать через переводчика. Такой глухой телефон – каждый интерпретирует по-своему. Ну и, возвращаясь к вопросу, у каждого человека есть определённые пропорции. Есть определённые стандарты, от них и начинаем двигаться. А вообще, сейчас существуют специальные программы, которые по точкам на лице могут идентифицировать человека. Правда, у нас такой нет, только в Красноярске, посылаем запрос туда.

– А сильно за последние годы работа экспертов изменилась? Технический прогресс же постоянно идёт…

– Да, специальных программ и инструментов существует множество. Например, есть поисковые программы по каждому виду следов. Оттиски, следы обуви, следы транспортных средств, орудий взлома, рук – всё это хранится в базе данных. Для дактилоскопии у нас есть отдельная система «АДИС Папилон», она очень эффективная, более точно работает только анализ ДНК. А вообще, многие процессы не изменились. Допустим, следы рук снимаем теми же способами, что и в прошлом веке. Только техника становится совершеннее.

– Традиционные методы не тормозят работу?

– Разумеется, нет. Используем всё, и это повышает эффективность. Вот пример – как-то мы принимали участие в расследовании разбойного нападения. Оно случилось под Новый год – человек напал на продавца и забрал деньги. Со слов потерпевшей составили субъективный портрет. А через некоторое время, спустя две недели в другом магазине случилась кража. Причём сотрудница заметила, что подозреваемый брал в руки статуэтку. По её рассказу составили субъективный портрет, причём и на том, и на другом преступлении работал тот же эксперт. Оказалось, что признаки, которые называли продавцы, схожи. В итоге, на статуэтке, которую подозреваемый трогал, обнаружили и изъяли след руки, поместили в систему «АДИС Папилон» и установили хозяина отпечатков. А у нас при постановке на учёт берут не только «пальцы», но и описание внешности человека. Снимок распечатали, показали продавцу из магазина, где была кража, женщина опознала преступника. Следом за ней сходили к пострадавшей от разбойного нападения, та тоже его узнала. Вот и получилось, что одно за другое зацепилось, преступление раскрыли. Тут ещё очень важна внимательность. Было у нас однажды – по садовым кражам постоянно фигурировали вместе два разных вида следов обуви. И в Берёзовском районе, и у нас в городе. Заметили эту закономерность, а потом версия подтвердилась: попалась парочка жителей нашего города – они воровали, при этом ходили везде в одной и той же обуви.

– Сейчас по телевизору идёт немало сериалов об экспертах – «След» и тому подобные. С помощью технических приспособлений, программ и логики они щёлкают, как орешки, любые поставленные задачи. А насколько такие фильмы соответствуют действительности?

– Я думаю, процентов 30-40, не больше. Там они моментально всё делают, а в обычной жизни, чтобы что-то или ког-то идентифицировать, нужно очень большую работу провести. Те же следы сначала кодируешь, потом даётся рекомендательный список, который надо просмотреть. Причём, если по дактилоскопии ещё можно сделать что-то в кратчайшее время, то идентифицируя вид наркотика, часом не отделаешься. Со следами ДНК, мне кажется, вообще расшифровка идёт очень долго. А в этих сериалах персонажи уже через 15 минут говорят, кому ДНК принадлежит. И в засадах мы не сидим, и сами никого не ловим, у нас другие цели. Одним словом, наша работа – не шоу, а ежедневный скрупулёзный труд. В тесном общении с другими подразделениями и на благо всех граждан.





Новости

В регионе В России В мире
  • Служебная проверка

    09.04.2019

    В ГИБДД Назарово завершилась служебная проверка по факту получения начальником РЭО взятки за выдачу водительского удостоверения жителю этого города…

  • От пистолета до ножа

    09.04.2019

    В Зеленогорске пройдёт необычный турнир…

  • Эстафета: ждём очереди

    Эстафета: ждём очереди

    21.02.2019

    В Зеленогорске прошла эстафета огня Студенческих игр. На мероприятии побывали руководители железногорских учреждений спорта и культуры, а также представители дорожной службы и полиции.

  • Дата гуляний назначена

    Дата гуляний назначена

    21.02.2019

    В Железногорске 10 марта пройдёт празднование Масленицы.

  • Вышли на лыжню

    Вышли на лыжню

    21.02.2019

    В гонке «Лыжня России», прошедшей в минувшие выходные в ЗАТО, приняли участие более 600 железногорцев.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы