ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    «Здравствуйте! Обращается к вам жительница дома №11«А» в мкр. Северный по поводу благоустройства придомовой территории, которая находится в критическом состоянии. В 2015 году наш двор был включен в реестр для ремонта. Были выделены средства. Но в 2015 году ремонт прилегающей к дому территории не был сделан. Уже середина июля 2016 года, но к ремонту так и не приступали. Дорога мимо нашего дома сквозная, по ней проходит автотранспорт к домам улицы Новостройка и в Северный микрорайон, к торговым точкам проезжает и грузовой транспорт. На небольшом участке дороге два десятка ям. Нет даже ямочного ремонта дороги. Хотелось бы получить информацию, когда все-таки будет приведено дорожное полотно в надлежащее состояние и асфальтовое покрытие возле дома и также ли обстоят дела в других придомовых участках, включенных в реестр ремонта в 2015 году. Шевченко Т.Н.»

  • Ответ:

    Отвечает администрация г Канска: - Работы по ремонту дворового проезда дома, расположенного по адресу мкр. Северный, 11А, будет выполнен до 10 августа согласно заключенного муниципального контракта.

Янтарная мякоть языка

Комментариев: 0
Просмотров: 14351

Юрий Хващевский.

21.09.2016 00:00

Янтарная мякоть языка

Вот мы почти и закончили публикацию размышлений канских поэтов о том, что же такое, на их взгляд, поэзия и легко ли ею заниматься в нашем городе. Мнения были разные, но все важные и интересные. Я, конечно, надеюсь, что будут и еще участники этой дискуссии. А пока – раз уж сам не чужд поэзии – пришло время и мне ответить на собственные же вопросы. Потому что мне тоже интересно и принять участие в диалоге, и поразмышлять о том, что для меня важно

- На ваш взгляд, кто такой поэт?

- Прежде всего, это профессионал языка, на котором он пишет. Если человек не чувствует язык кожей, на клеточном уровне, он просто не способен передать малейшее движение языка в мире слова. Если нет чувства языка, поэзия перестает быть поэзией и становится набором рифмованных (или нет) строк, которые с тем же успехом можно было бы записать прозой без потери смысла. Собственно, так качество стиха и проверяется – можно ли записать его еще короче, но прозой. Стихотворение – это микровселенная, которая живет внутри самой себя, замкнута на себя же. Если вы уберете из этой вселенной хоть слово, она, как и настоящая, утратит энергию существования, разлетится на атомы, аннигилирует. Но хотя такая поэзия – вершина, к ней нужно идти.

- Как бы вы определили призвание? Необходимо ли оно, и если да, как выражается в поэзии?

- Мне кажется, призвание – это чуткость. То, о чем я сказал выше – чуткость к языку. И эта чуткость абсолютно необходима. Другой вопрос, призвание это или дарование: это, мне кажется, зависит от терминологии, в которой ведется разговор. Я бы, скорее, говорил о ней как о внутреннем дереве языка, которое прорастает через тебя так, что однажды тебя не остается, ты сам становишься языком. В конце концов, у поэта кроме языка ничего нет.

У меня в этом плане неоднозначная ситуация. Я живу в ситуации двуязычия – польский и русский одинаково мне родные, пишу и говорю на них одинаково свободно. Но по-польски я пишу совсем иначе, чем по-русски, а темы, которые возникают в русскоязычных стихах, иногда вообще не появляются в польскоязычных. Плюс свободно читаю еще на нескольких, и каждый новый язык, как виноградная лоза, где-то внутри оплетает эти два мои дерева так, что я иногда совершенно путаюсь. Но мне кажется, так и должно быть. Пишущий человек имеет только язык – это его мир, его инструмент, его хлеб и вода. И не познавать, не работать с ним, не вкушать его, это все равно что самого себя наказать.

- Имеет ли канская поэзия собственное лицо и черты?

- О канской поэзии толком ничего сказать не могу, потому что и сам тут пришлый, и потому что не слишком этим вопросом интересовался. Мне гораздо важнее читать новое у тех поэтов, с кем я бы хотел вести внутренний диалог, которые для меня являются в некотором роде эталонами и учителями. А они, увы, в Канске не живут и сюда не приезжают. Что касается поэтики малых городов вообще, здесь, на мой взгляд, ситуация неоднозначная. С одной стороны, поэт может родиться везде, все может быть им «переварено» и поставлено на службу языку. И учиться слову он может совершенно свободно, особенно сегодня, когда есть интернет: можно читать современных авторов и классиков, брать лучшее от, скажем, современной арабской поэзии, удивительной по метафорической насыщенности, и учиться сочетать ее с европейской аскетичностью стиха. Все пути открыты, человек больше не ограничен локусом, он может нырять в океан мирового языка с любого места. Поэтому, считаю я, гораздо важнее, сколько условной глубинки живет внутри человека. А это уже вопрос внутренней культуры. Тот же Овидий даже в ссылке в глубокой провинции писал так, что его поэзия звучит гениально даже сегодня. А кто-то и на вершине мира не умеет избавиться от безвкусицы и даже не понимает, что этой безвкусицей кичится. Последнего, впрочем, все больше, и это создает общий фон своеобразной поэтической вседозволенности.

- Необходимо ли поэту литературоведческое образование? Каким должны быть этапы становления автора?

- Конечно! Для этого оно как раз и необходимо – чтобы убирать из стиха самого себя и учиться свободно пропускать через себя язык. И потом, образование важно не столько литературоведческое – язык все равно тебя научит своим формам, если ты начнешь с ним взаимодействовать всерьез. Образование должно вовлекать тебя внутрь культуры, чтобы ты научился распознавать оставленные в ней коды. Культура наша все сложнее с каждым днем. Повторю за Борхесом: она – гипертекст, полный ссылок на самое себя. Поэт как никто другой должен быть чутким на символы, знаки, ссылки, метафоры, аллегории, с полунамека понимать сказанное. Гипертекстовость – это глубина, многомерность. И понимать ее без постоянного чтения и самообразования просто невозможно. Нет, конечно, человек может всю жизнь писать про васильки и колоски, местами это будет даже мило. Но он умрет как поэт, причем он это поймет однажды, и ему самому станет от этого горько. Не миру - мир переживет, а самому человеку.

- Что заставило начать писать? Каким было первое ощущение от вхождения в мир поэтики?

- Первое стихотворение, скорее, даже четверостишие, я написал в классе втором-третьем. Ничего умного и свежего в нем не было, какая-то глупость на тему «весна-красна». Помню, дед меня тогда повел в местную редакцию газеты и этот бред даже напечатали - видимо, из уважения к моему деду. Потом был четвертый класс. Однажды учитель написала на доске четверостишие: «звери присмирели, замер край лесной, солнце лес обходит дальней стороной». Начиналась зима, вечерами наставала морозная тишина, подсвечиваемая фонарями, и эта рифма строк и реальности потрясла меня до сердцевины. Понятно, что следующая пара лет прошла под знаком переосознания этого потрясения. А еще позже на моем пути встал человек, который предложил мне холодный душ: сотрудник все той же редакции, которая взяла тетрадку на пару дней и красной пастой не оставила от стишат камня на камне. За это я ей благодарен по сию пору - она нарисовала мне такие горизонты, что я сам понял всю свою глупость и бездарность. Более того, с того дня во мне стало формироваться собственное чутье языка. И лишь намного позже произошел прорыв, когда я понял сам, наконец, как же звучу именно я.

Но тут я опять должен сказать про образование. Потому что это созревание не было бы возможным без римской классики, особенно Овидия, Катулла и прочих. Без американских поэтов ХХ века, без европейской, особенно польской, поэзии прошлого века. Если бы я не читал поэзию запоем, делая выписки и сверяясь с антологиями, я бы до сих пор вдохновенно чушь порол.

- Как проявляется вдохновение?

- Скажу так: вдохновение – это своего рода болезнь. Особый вид лихорадки, когда порой даже температура поднимается. А потом берешь листок и пишешь почти готовый текст, который либо правишь и доводишь до точности, либо оставляешь как есть. И если оно от чего и зависит, то только от наличия тишины, во-первых, и понимания, что делать с тем, что появилось в результате этой болезни, во-вторых. Рискну провести гендерное сравнение. Мне кажется, стихи - вещь мужская, они рождаются сразу как есть, и если им нужно приглаживание и настройка, то минимальная. То, что нужно много раз переделывать, доводить до ума, лучше выкинуть сразу - это уже шлак. Проза же - как девушка, и чтобы ею завладеть, нужно ее заговорить, а потом еще долго углаживать и настраивать - проза только выигрывает от внимания. Поэтому с прозой проще в какой-то мере. Но поэзия стоит того, чтобы приводить ее в мир.

- Есть ли темы, которые вы избегаете?

- Почти нет. Главное ведь не то, о чем написано, а как, какими образами. Даже о самом интимном можно написать так, что дух захватывает. Все, например, знают Федерико Лорку. Помните одно из самых его пронзительных стихотворений – «Неверная жена»? Я процитирую только кульминацию: «А бедра ее метались, как пойманные форели, // то лунным холодом стыли, то белым огнем горели. // И лучшей в мире дорогой, которой бы вечно длится, // меня несла этой ночью атласная кобылица…». Кто скажет, что это не целомудренно и не гениально?

- Нужна ли поэту критика?

- Не только нужна, а просто необходима. Поэт – существо мечтательное, склонное к расслабленности. А критика – это стимул, которым бьют по голове и не дают себя слишком любить. Если критика вызывает в тебе гнев и негодование – это знак, что ты в чем-то себе попустил, не доделал, что есть шанс сделать лучше. У каждого человека есть врожденное чутье на совершенство, и когда человек видит совершенное произведение, он замолкает. А поскольку все мы несовершенны (и наши стишата – тоже), нам есть куда расти, и критика нам в пользу.

- Нужен ли поэту профессиональный читатель?

- Необходим. Но не всем. Литература знает поэтов, которые обходились почти без аудитории – потрясающая Эмили Дикинсон, например. Или Цветаева, которая не гонялась за читателем. Но я бы разделил общее понятие «аудитория» на три части, которые нормальному поэту одинаково важны. Первая – это непосредственный читатель, который оказывает поддержку и дает понять, что ему интересно то, чем ты занимаешься. И это не самая важная часть аудитории, потому что если писать только для этого читателя, легко скатиться в «елочки-березки-родные тополя», а это деградация. Вторая – критики, которые указывают (некоторые сами того не желая) проблемные места и пути роста. Эти уже гораздо важнее. Третья – это все те авторы, которых поэт читает и на которых равняется. Вот их молчаливый голос всегда самый важный, потому что это голос поэтической совести: соответствую ли я своему пути, эталону и не халтурю ли ради читательского одобрения. Когда у поэта есть все три части аудитории, он счастлив. Когда только одна из них – ему не позавидуешь…

- Достаточно ли поддержки, по вашему мнению, получают канские авторы? Если нет, какой могла быть такая поддержка, какие ее формы были бы более предпочтительны для городских авторов?

- Не думаю, что для написания поэзии поддержка вообще важна. Вам же не нужна поддержка, чтобы вы не забывали дышать?

- Поэзия – это спонтанное творчество, или ей можно научиться? Будет ли это, в таком случае, поэзией? Что делать начинающему автору: какой совет вы могли бы дать.

- Это прирученная спонтанность. Язык сам по себе спонтанен, внезапен, его нужно долго укрощать и приручать. Но если вы нашли к нему подход, ждите чудес. Поэтому единственное, что можно посоветовать – не пренебрегать языком, учиться ему, вслушиваться в него и делать все возможное, чтобы ему не мешать. Однажды он развернется в вас в полную силу и подарит голос, который у вас никто отнять не сможет.





Новости

В регионе В России В мире
  • После взрыва

    14.08.2019

    Жители Ачинского района, пострадавшие от взрывов на военном складе в Каменке, начали получать материальную помощь.

  • Миграция

    Миграция

    14.08.2019

    Красноярские статистики рассказали о миграционной ситуации на территории региона за шесть месяцев - с января по июнь 2019 года.

  • Официально

    14.08.2019

    Администрация города обращается к жителям Канска с настоятельной просьбой объединить усилия в предупреждении лесных пожаров.

  • Рейтинг

    Рейтинг

    14.08.2019

    СФУ улучшил свои позиции в мировом рейтинге университетов по уровню присутствия в сети. Рейтинг составили в Webometrics Ranking of World’s Universities.

  • А у нас водопровод - вот!

    А у нас водопровод - вот!

    14.08.2019

    До 2024 года Красноярский край получит 2,6 млрд рублей на обеспечение жителей качественной питьевой водой.

Подписаться на новости

АРХИВ

На правах рекламы

Острые козырьки смотреть онлайн все сезоны и серии Новый пап смотреть онлайн все сезоны и серии