НЕДЕЛЬКИ

архив
  • 12.11.2019

    12 ноября

    Доцент Санкт-Петербургского университета Олег Соколов (63 года) сознался в зверском убийстве 24-летней аспирантки. Известный историк убил свою любовницу выстрелом из пистолета, а труп расчленил.

     

    Выявилось, что родственники президента Сирии Башара Асада купили не менее 19 апартаментов в жилых комплексах на территории «Москва-сити». Красавцы.

     

    Чемпион мира по футболу аргентинец Диего Марадона поддержал Эво Моралеса, ушедшего в отставку с поста президента Боливии по требованию военных.

     

    На востоке Тувы произошло землетрясение магнитудой 3,9, интенсивность в эпицентре – 4,7 балла. Информации о жертвах и разрушениях нет.

  • 11.11.2019

    11 ноября

    Леонид Якубович выписался из больницы. У 74-летнего ведущего «Поля чудес» выявили нарушения ритма сердца. Операция по установке кардиостимулятора прошла успешно.

     

    Самолёту, следовавшему из Шереметьево в Петропавловск-Камчатский, пришлось отложить вылет из-за голубя на борту. Экипаж в течение получаса выгонял из салона пернатого пассажира.

     

    Владелец Новолипецкого металлургического комбината миллиардер Владимир Лисин заплатил 1,1 млрд руб. в качестве подоходного налога.

     

    Многоразовая ракета Falcon 9 стартовала с 60-ю спутниками во Флориде (США). А в России при строительстве космодрома Восточный украдено 11 млрд руб.

Анекдот

Все анекдоты

Вовочка попал молотком по пальцу трудовика и получил «пять». По крайней мере, ему так послышалось.

ВОПРОС-ОТВЕТ

Все
  • Вопрос:

    Читательница «СГ» Анна Михайловна спрашивает: «Как лишить родительских прав родителей, которые не занимаются воспитанием ребенка?»

  • Ответ:

    Отвечает Директор Центра развития семейных форм воспитания Ольга Абросимова: «В соответствии со ст. 69-71 Семейного кодекса РФ, лишение родительских прав производится в судебном порядке. Дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей или лиц, их заменяющих, по заявлению прокурора, а также по заявлениям органов опеки и попечительства. Суд обязан в течение 3-х дней со дня вступления в законную силу решения суда направить выписку в орган записи актов гражданского состояния по месту государственной регистрации рождения ребенка. Родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены прав, в том числе права на получение от него содержания, а также права на льготы и государственные пособия, установленные для граждан, имеющих детей. Лишение родительских прав не освобождает родителей от обязанности содержать своего ребенка. Ребенок, в отношении которого родители лишены родительских прав, сохраняет право собственности на жилое помещение или право пользования жилым помещением, а также сохраняет имущественные права, основанные на факте родства с родителями и другими родственниками, в том числе право на получение наследства. При невозможности передать ребенка другому родителю - или в случае лишения родительских прав обоих родителей - ребенок передается на попечение органа опеки и попечительства. Усыновление ребенка в случае лишения родителей родительских прав допускается не ранее истечения 6-ти месяцев со дня вынесения решения суда о лишении родителей родительских прав». Для более подробной консультации, получения правовой, психологической и другой помощи необходимо обратиться в RURE «Центр развития семейных форм воспитания». Адрес Центра: г. Красноярск, ул. Парижской Коммуны, 33, телефон 8 (391) 258-15-33

Новые темы форума

ВСПОМНИТЬ ВСЁ!

Комментариев: 0
Просмотров: 20727

Вячеслав ФИЛИППОВ. Фото из архива.

01.02.2017 00:00

ВСПОМНИТЬ ВСЁ!

От редакции «СГ». Мы уже неоднократно публиковали материалы известного в Красноярском крае исследователя и поисковика подполковника запаса Вячеслава Филиппова. Предлагаем очередной очерк – о непростой судьбе начальника красноярской авиации Марка Берёзкина, который ещё перед войной в звании корпусного комиссара командовал ВВС одного из округов, потом попал под каток сталинских репрессий, но, в отличие от многих других красных командиров, остался в живых…

С другой стороны, эта публикация не только о нём, а ещё и о времени становления гражданской авиации в Красноярске, которое шло достаточно трудно, но в итоге всё получилось…

Первые шаги

Начнём с документа, который и привёл в движение разнообразные процессы по созданию Красноярского управления Гражданского воздушного флота (ГВФ). Это было Постановление Совнаркома СССР №2823 от 4 ноября 1945 года. Причём оговаривалось, что управление возникнет не на пустом месте, базой для него станет расформированная Енисейская авиагруппа полярной авиации.

Интересная деталь: получилось так, что первыми начальниками Красноярского управления ГВФ были не лётчики, а… политработники! Так, с 1 января 1946 года хозяйство принял подполковник Георгий Зайцев, который ранее был начальником политотдела Западно-Сибирского управления ГВФ. На новом месте ему, наверное, было не до политики, тут надо было засучив рукава проблемами авиации заниматься и новое подразделение создавать. Известно, что в распоряжении Георгия Павловича уже к марту оказалось 19 самолётов. Они и стали первыми «крыльями» Красноярского управления ГВФ.

Не всё сразу получалось. Организация перевозок, строительство сети сухопутных аэродромов, подбор и расстановка кадров, пришедших из разных организаций, сплочение коллектива, переход на новую технику – вот основные задачи, стоявшие перед руководством управления в первые годы его существования.

По сохранившимся документам того времени, первый начальник управления не очень-то хорошо справлялся со своими обязанностями. Хотя причинами тому были не столько профессиональные, сколько некоторые личные его качества.

История с самолётом С-47

Стоит сразу отметить, что переломным для Красноярского управления ГВФ стал апрель 1947-го, когда самолёт С-47 «СССР Л-1204» под управлением командира Максима Тюрикова потерпел крушение в 180 километрах северо-западнее Волочанки (Эвенкийский национальный округ). Материалы об этом происшествии уже неоднократно публиковались и в «СГ», и в других СМИ, но на всякий случай напомню: рано утром 23 апреля судно с 29 пассажирами пилоту удалось посадить в тундре без единой жертвы. Как выяснилось позже, через несколько дней он с бортмехаником, бортрадистом и шестью пассажирами ушёл в поисках жилья. Все девять человек пропали без вести, а вернее – погибли при невыясненных обстоятельствах (удалось найти лишь останки Максима Тюрикова).

Розыски упавшего судна начались в тот же день. В аэропорт Волочанка прибыли несколько самолётов, на одном из которых был начальник Красноярского управления ГВФ Георгий Зайцев. Жители всего края с тревогой следили за поисками, но, как оказалось, искали С-47 «СССР Л-1204» совсем не там.

Из архивных документов: «…полёты по поискам пропавшего самолёта производились без рационально разработанного плана, бессистемно. Несмотря на то, что с 24 апреля по 11 мая 1947 г. налетали 153 часа и 36 700 км, самолёт обнаружен не был, ибо поиски производились значительно юго-восточнее возможного его местонахождения».

Через две недели Георгий Зайцев, несмотря на то что речь шла о жизни и смерти 34 человек, принял решение поиски С-47 прекратить как бесперспективные. Типа в тундре бушует метель, лётчики не видят земли, связи нет, бесполезно тратятся топливо, ресурсы аэропорта и рабочее время лётчиков.

Узнав об этом, жена бортрадиста пропавшего самолёта Алексея Смирнова Тамара Тимофеевна решилась на отчаянный шаг. Она послала телеграмму-молнию «Москва. Кремль. Сталину», текст был таким: «В апреле 1947 года в тундре на вынужденную посадку сел самолет С-47. Поиски были плохо организованы, не дали никаких результатов и прекращены. Люди обречены на смерть. Прошу вашего указания организовать поиски полярными лётчиками и спасти людей. С уважением, жена бортрадиста Смирнова».

И уже через два часа получила ответ: «Мужайтесь. Люди в нашей стране дороже всего. Поиски возобновлены, направлены лучшие полярные лётчики: Шатров, Федоренко и другие. Надейтесь на хороший исход. С уважением, И. Сталин»…

Что называется, «по первое число» всыпали всем. Поиски были продолжены, хотя оставшихся у самолёта пассажиров и двух членов экипажа спасли и вывезли из тундры только 11 мая… Судя по отчётам, организация поисков группы, ушедшей от самолёта, также была организована плохо: планов не составлялось, маршруты не прорабатывались, отправляющиеся на поиски самолёты летали по усмотрению самих пилотов. Ну а с 21 июня по 28 июля все действия для того, чтобы найти ушедших, вообще не производились из-за таяния снегов в тундре и выхода аэродрома из строя.

Всё это привело ко вполне логичным оргвыводам.

Из архивных документов:

«Приказ №0161 от 30.08.1947 г. Москва.

1. За безответственное отношение к служебному долгу, невыполнение моих приказов №0250, 0180, приведшее к падению дисциплины и большой аварийности в управлении, за самовольный допуск полётов на Крайнем Севере, вследствие чего произошла авария самолёта С-47 Л 1204 командира корабля Тюрикова, и неудовлетворительную организацию розысков пропавшего самолёта начальник Красноярского УГВФ подполковник Зайцев моим приказом №119/л с занимаемой должности снят…

4. Начальнику Красноярского УГВФ подполковнику Берёзкину навести строжайшие порядок, организованность и дисциплину в управлении в соответствии с моими приказами и личными указаниями. Поиски ушедшей от самолёта группы продолжать.

Начальник ГУ ГВФ маршал авиации Астахов».

Так у нас и оказался Марк Фёдорович Берёзкин, оставивший яркий след в истории красноярской авиации.

Новый начальник

Начальник Красноярского управления ГВФ Марк Берёзкин уже 29 июля вылетел к месту посадки самолёта и подробнейшим образом обследовал прилегающий район (в радиусе 100 км), но ушедшей за помощью группы так и не обнаружил. В связи с безрезультатностью поисков с воздуха 5 августа в Волочанку была отправлена наземная поисковая партия с радиостанцией. К поискам также привлекли местных жителей и оленеводческие бригады… Сам стиль руководства нового начальника располагал к нему подчинённых. В первый месяц работы Марк Фёдорович объехал все самые дальние уголки своего хозяйства, познакомился с коллективом. Ветераны вспоминают, что Берёзкин обладал феноменальной памятью на лица, знал всех своих многочисленных сотрудников по имени-отчеству, во всё вникал лично и никогда не забывал о данных кому-либо обещаниях.

Проблем хватало, а главными из них были жильё и снабжение. Невысокие зарплаты при постоянной занятости приводили к тому, что семьи лётчиков и техников часто ютились неизвестно где и жили едва ли не впроголодь.

Вскоре началось строительство жилья. Иногда серьёзные вопросы решались и хитростью. Например, начальник управления никак не мог добиться ассигнований на строительство аэровокзала в сухопутном аэропорту Красноярска (нынешняя Взлётка). Помог случай. В марте-апреле 1948-го начальник Главного управления ГВФ генерал-полковник авиации Байдуков летел в Иркутск и не планировал посадку в Красноярске. Зная об этом, Берёзкин попросил его заглянуть в краевой центр – якобы о встрече очень просит первый секретарь крайкома ВКП(б) Аристов. Ну а того заверил, что это Байдуков хочет встретиться с ним.

В итоге начальник ГУ ГВФ встретился с Аристовым, причём Марк Фёдорович постарался получше показать Байдукову, в каком ужасном состоянии находится старый аэропорт. Высокий гость вынес вердикт: «Строить аэровокзал надо начинать немедленно, чтобы в план 1949 г. этот пункт включить уже как «закончить строительство аэровокзала в Красноярске». Были выделены деньги, и в 1949 г. аэровокзал был построен. Тогда же началось строительство здания управления ГВФ в центре города, ставшее знаменитым Домом лётчиков (пр. Мира, 112 – ул. Ленина, 127). И уже само расположение здания управления авиации рядом с Домом Советов чётко характеризовало тот высокий статус, который придавался авиации в крае.

Взлёт и падение

Надо отметить, что вряд ли Марк Берёзкин особо распространялся о своём прошлом, хотя судьба, которая в итоге привела его в Красноярск, была очень насыщена самыми разными событиями.

Марк Фёдорович уже в 1930-е стал корпусным комиссаром (соответствует воинскому званию генерал-полковника), начальником политуправления ВВС РККА, командующим ВВС Северо-Кавказского военного округа.

Он был выходцем с самых низов, поскольку родился в семье слесаря и прислуги 14 августа 1901 года в д. Лазурцы Каневского уезда Киевской губернии. В начале 1917-го Берёзкин уехал к родственникам в Сибирь, где работал и в столярной мастерской, и на рыбном промысле. Вернувшись в Киев, поступил было в железнодорожное училище, но в апреле 1919-го бросил учёбу, вступил в ВКП(б) и записался добровольцем в Красную Армию, став подрывником в 1-м Украинском червонном бронедивизионе. Затем, уже в качестве командира броневика, участвовал в боях против войск Петлюры в мае – сентябре 1919 г. командиром броневика. Позже стал политработником и за четыре года прошёл путь от агитатора уездного военкомата и политрука госпиталя до помощника начальника политуправления 5-й армии. Затем стал помощником начальника политсекретариата Главного управления военно-учебных заведений Красной Армии.

Далее Марк Берёзкин окончил курсы высшего политсостава при Военно-политической академии им. Ленина и в 1931 году – курсы высшего политсостава при Военной академии им. Фрунзе. При этом занял должность военного комиссара управления оборонного строительства Украинского военного округа.

С авиацией у него сложился «роман» в 1933-м, когда дивизионного комиссара бросили на усиление, назначив замначальника политуправления Украинского военного округа по ВВС. Берёзкин сразу посчитал для себя обязательным окончить курсы лётной подготовки при Харьковской авиашколе, чтобы досконально разбираться в этой новой для себя области. Карьера политработника продолжала идти в гору. В 1935-м он уже корпусной комиссар, помощник начальника управления ВВС РККА по политчасти. Вскоре ему вручили орден Ленина «…за успехи в боевой и политической подготовке подчинённых воинских частей». В феврале 1937-го сын слесаря и прислуги стал командующим ВВС Северо-Кавказского военного округа. Но всё рухнуло в одночасье…

В августе корпусной комиссар Берёзкин был отстранён от должности без объяснения причин, а в сентябре – спешно уволен из рядов Красной Армии в запас. Арестовали его в декабре, в Ростове-на-Дону, предъявив обвинение по «политической» 58-й статье.

Дело в том, что раньше по доносу был арестован начальник управления ВУЗ РККА армейский комиссар 2 ранга Иосиф Славин, которому вменялось в вину пособничество «троцкистам» и участие в военном заговоре. И пошли доносы на тех, кто был рядом с «заговорщиком». Берёзкину «не повезло» в том, что в политуправление 5-й армии его назначил именно Славин. Иосифа Еремеевича следователи на допросах сломали. Судить его за это трудно, потому что, как известно, признания выбивались всеми доступными способами. Славин «признался», что был «завербован» в антисоветский заговор и, в свою очередь, «завербовал» ряд своих сослуживцев, список которых был уже заранее составлен следователем. Попал в этот список и ничего не подозревавший, но прошедший по нескольким доносам как сослуживец Славина Марк Берёзкин. Пятнадцатого марта 1938 г. суд приговорил Иосифа Еремеевича к расстрелу. Ну а следователи тем временем разбирались с теми, кого начупр «завербовал».

Берёзкин долго находился под следствием в тюрьме НКВД – с 15 декабря 1937-го по 15 февраля 1941-го, но несмотря на нескончаемые допросы и угрозы ничего не признал и ничего не подписал. Затем военным трибуналом Северо-Кавказского военного округа с корпусного комиссара все обвинения были сняты, и его полностью оправдали. Даже направили на излечение в военный санаторий в Сочи и вернули отобранный при аресте орден Ленина.

Оправданному – верить!..

Оказавшись на свободе, Марк Берёзкин сразу дал телеграмму наркому обороны маршалу Тимошенко: «Оправдан, ходатайствую о восстановлении в РККА. Моя жизнь принадлежит партии Ленина-Сталина». 

Его слушали, но не слышали. Правда, 3 февраля 1942-го восстановили в партии… А он продолжал стучаться во все двери. Третьего марта 1941-го бывший корпусной комиссар обратился с письмом к начальнику Главного политического управления Красной Армии: «Прошу Вас восстановить меня в кадрах Красной Армии… Судом оправдан, в партии восстановлен без взыскания… Я возбуждал ходатайство перед ГУ ВВС РККА об определении меня на командную работу в ВВС, но ходатайство удовлетворено не было по причинам, от меня не зависящим. Вся моя жизнь прошла в Красной Армии. Я вырос в армии, воспитан армией, люблю и знаю, полагаю военное дело и политработу в армии. Я член ВКП(б) с 17-летнего возраста. Я хочу в рядах Красной Армии, на фронте, где сочтёт нужным ЦК партии, принять участие в активной борьбе с фашизмом за Родину, за Сталина!»

Некоторые всё же старались ему помочь. После письма Берёзкина начальник ГУ ВВС РККА генерал-лейтенант Рычагов, в свою очередь, написал рапорт наркому обороны маршалу Тимошенко, где просил восстановить Марка Фёдоровича Берёзкина в рядах Красной Армии и назначить замначальника 4-го управления ГУ ВВС РККА с присвоением воинского звания полковник. Вопрос, почему корпусному комиссару (генеральское звание) предлагалось присвоить звание полковника, задавать уже некому: сам Рычагов был расстрелян в октябре 1941-го.

В общем, лишь после начала войны о нём проявили заботу и назначили… руководителем трикотажной фабрикой «Красная Звезда» в Москве! А он продолжал проситься на фронт. В одном из писем начальнику ГлавПУРа А.С. Щербакову Марк Фёдорович признавался: «Мне стыдно сейчас быть вне рядов армии наряду со стариками и инвалидами. Мне, корпусному комиссару с орденом Ленина на груди, стыдно отсиживаться в артели. Меня работницы артели спрашивают, почему я не в армии во время войны? Что я могу им ответить? Почему меня не берут? Может быть, моё высокое воинское звание является препятствием?.. Очевидно, что я в армии безоговорочно пойду на любую работу, независимо от моего высокого звания». Он был готов в свои 42 года воевать простым бойцом. Но стандартным ответом на его письма стала формулировка: «Находитесь в запасе». С июня 1942-го Марка Фёдоровича назначили директором завода №1 наркомата миномётных боеприпасов (Москва). И только в конце 1943-го Берёзкина наконец-то перевели в Гражданский воздушный флот и направили в Баку и.о. начальника Азербайджанского управления ГВФ. Позже ему присвоили воинское звание подполковника (на 4 ступени ниже!), а в 1944-1945 гг. даже наградили орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы» и «За победу над Германией»… Дело в том, что азербайджанская группа была весьма специфическим подразделением ГВФ, в её функции входило, например, обеспечение воздушной связью и перевозками советских частей, дислоцировавшихся в Иране, а также участие в перевозках импортных оборонных грузов, поступавших по южному трансиранскому маршруту.

После окончания войны М. Берёзкина перевели вновь в Москву – в центральный аппарат Главного управления ГВФ, где он занимал ряд руководящих должностей, в том числе был начальником управления капитального строительства.

И снова Красноярск!

Уже после назначения начальником Красноярского управления ГВФ, став в июле 1949 года полковником, Берёзкин не прекращал попыток восстановить справедливость и вернуться в ряды Красной Армии. Он неоднократно обращался с такими просьбами к министру обороны, главкому ВВС и руководству ГВФ. В частности, в 1948-м он в очередной раз получил отказ со следующей формулировкой: «Ваш переход на командную должность в ВВС нецелесообразен, имея в виду крайнюю необходимость сохранения руководящих кадров в ГВФ».

В Красноярске Марк Фёдорович проработал почти четыре года, успев за это время многое сделать. Провёл переход авиаотрядов на новую авиационную технику. При нём строились аэродромы в районных центрах. Были возведены современный и красивый аэровокзал, жилые дома для авиаторов, в том числе Дом лётчиков, в котором и сегодня размещается руководство красноярской авиации.

Кстати, сам начальник управления жил в простом деревянном доме, который стоял на месте, которое нынче занимает ПИК «Офсет». Марк Берёзкин, как рассказывают, очень любил поздним вечером запросто посидеть во дворе с соседями и поговорить «за жизнь»… Умер он неожиданно, прямо на рабочем месте, 3 мая 1951 года, немного не дожив до 50-ти.

Похоронен в Москве. В Доме лётчиков, на втором этаже, где находится галерея портретов руководителей Красноярского управления гражданской авиации, есть портрет и Марка Фёдоровича, причём изображен он в генеральской форме. Художник, писавший его, решил хоть таким образом восстановить справедливость…

P.S. Проверкой Главной военной прокуратуры СССР в 1955 году было установлено, что И. Славин осуждён необоснованно, а дело его сфальсифицировано ГУГБ НКВД СССР. В итоге 17 января 1956-го Иосифа Еремеевича полностью реабилитировали. Посмертно…

P.P.S. Жена Марка Фёдоровича Берёзкина Фаня Самойловна Шуцкевер в 1938 году после ареста мужа тоже была арестована и осуждена на 8 лет ИТЛ. Дети: 17-летняя Елена, 10-летняя Наталья и трёхлетний Пётр – остались без родителей. Отца-то они дождались, а вот маму… Фаня Самойловна умерла в тюрьме. Виновата она была только в том, что её мужа причислили к «врагам народа».





Новости

В регионе В России В мире
  • Наследие Универсиады

    13.11.2019

    Экопарк «Гремячая грива» объединят со спортивными кластерами, которые остались после Универсиады в Красноярске, в единое пространство для активного отдыха.

  • Летим в Японию

    13.11.2019

    Авиакомпания «Уральские авиалинии» получила допуск для выполнения рейсов из Красноярска в Токио.

  • Родина слонов

    Родина слонов

    13.11.2019

    Международная команда палеонтологов из России и Германии обнаружила на территории Красноярского края останки новых древесных млекопитающих Юрского периода.

  • Схема движения

    13.11.2019

    В Красноярске на нескольких перекрёстках с 30 ноября меняется схема движения.

  • Совет татупедов

    13.11.2019

    Массовые нарушения законодательства о противодействии коррупции прокуратура выявила в Назаровском районе.

Подписаться на новости

АРХИВ

Партнеры

www.2-999-999.ru

На правах рекламы